Дэн Лукарини (Dan Lucarini)

Почему я изменил свое мнение  о современной христианской музыке

Содержание

Благодарность  
Предисловие
1. Как мы спасали бабочек, попавших в шторм
2. Моя история
3. Отъявленная ложь
4. Что такое истинное «поклонение сердца»?
5. Хочу свое MTV!
6. Соблазн святым
7. Раскалывание церквей
8. Разве это не вопрос вкуса?    
9. Разве музыка не стоит вне морали?
10. Но музыку придумал Бог: не значит ли это, что любая музыка по сути своей хороша?»
11. Покажите мне, где в Библии сказано, что рок-музыка — это зло.
12. Разве Библия говорит, что для привлечения людей к Богу
все средства хороши?
13. Можно ли к музыке прославления выдвигать другие требования?
14. Разве Мартин Лютер и братья Уэсли не использовали современную музыку в своей церкви?
15. Разве современные песни петь не легче, чем традиционные гимны?
16. Разве Бог не привлекает к себе и не назидает подростков при помощи современной христианской
музыки?
17. Судьба богослужений с разной музыкой
18. Как же нам тогда поклоняться вместе?
19. Как же выбирать музыку, подходящую для богослужения?
Заключение
Примечания

Посвящение

Эта книга посвящается авторам, пасторам, музыкальным служителям и руководителям старого
поколения. Они без устали предостерегали нас о том, как опасно христианам связываться с рок-
музыкой, однако мы не внимали их предостережениям.
У них хватало смелости противостоять тем, кто ратовал за использование в церкви неоднозначной
музыки, пробуждающей излишнюю чувственность — в ответ мы осыпали их градом насмешек. Когда
они пытались препятствовать проникновению современной музыки на церковные служения, мы
называли их законниками. Следуя велению своей совести, они пожертвовали своим добрым именем и
сознательно пошли на yщeмлeнue своих возможностей в служении.
Именно им мы приносим свои извинения, понимая, что в долгу перед ними.
Эта книга — попытка выплатить хотя бы его малую толику.


Благодарность

Я благодарен своей жене Джуди, которая никогда не теряла веру в меня и не сдавалась, несмотря ни
на какие трудности, через которые мне пришлось пройти в написа¬нии данной книги. Я благодарен ей
за то, что она всегда указывала мне, что в моей жизни мешает мне познавать Бога. Я наконец оценил
твои пылкие молитвы и пролитые слезы. Я люблю тебя! Я также благодарен Крису, Аман- де и Даните
за их терпение и понимание, проявленные по отношению к своему отцу. Вы помогли мне сделать эту
книгу более актуальной! Спасибо Скотту и Сюзетте Буртофт за то. что они, делясь своими
переживаниями, вдох¬новляли меня.
Спасибо Трою Сэлфу, моему музыкальному пастору и другу, за поддержку, которую с самого начала
он оказы¬вал мне в этом труде, и за то, что он поддерживал мою се¬мью. Спасибо Крэйгу Скотту,
моему пастору и другу, за твердость в отстаивании своих принципов в музыкальной политике церкви,
за его проповеди, которые дали мне превосходный материал для написания этой книги.
Спасибо пастору Роджеру Фэю за то, что он в доме Уиллиса Меткафа в Рипоне, в Северном
Йоркшире, попросил меня показать ему рукопись этой книги, а затем порекомен¬довал ее
издательству «Эванджеликал Пресс» для публи¬кации. Выражаю свою благодарность воскресной
школе для взрослых «Apт Хокман» и «Хоум Билдерс» в Вудсайде за то, что мне разрешили опробовать
там свою рукопись, а так¬же за их постоянную молитвенную поддержку.
Спасибо Диане Лондри за то, что она потратила столько времени на приведение в порядок моей
рукопи¬си, на ее редактирование и внесение правок в окончатель¬ный текст. Спасибо Дэвиду Лейтчу
за безвозмездный просмотр моей рукописи. Спасибо Дэвиду, Энтони и Питу за терпимость к писателю-
новичку.
Особая благодарность моему Господу и Спасителю Иисусу Христу: «Буду славить Тебя, Господи,
между на¬родами; буду воспевать Тебя среди племен, ибо до небес велика милость Твоя и до
облаков истина Твоя. Будь превознесен выше небес, Боже, и над всею землею да бу¬дет слава Твоя!»
(Пс. 56:10-12).


Предисловие

Музыка всегда была предметом жарких споров в исто¬рии христианской церкви, а в последние
пятьдесят лет дебаты ведутся ожесточенно как никогда.
Мы имеем дело с целым спектром мнений по этому вопросу. Люди, занимающие крайнюю позицию с
одной стороны, считают, что в церкви при поклонении должны звучать лишь ветхозаветные псалмы
без музыкального сопровождения. С другого края спектра находятся такие христиане, которые
убеждены, что в поклонении и благовестии можно использовать любую музыку: рок, поп, джаз, панк,
кантри, вестерн, рэп — все, что привлекает людей.
Дэн Лукарини не впадал в первую крайность, но ему довелось соприкоснуться с последней. Он
написал эту книгу, руководствуясь своим музыкальным опытом, приоб-ретенным как на религиозной,
так и на светской сцене.
Прежде чем выразить свой взгляд на одну из основных проблем современной церкви, автор делится с
нами исто¬рией своих духовных и музыкальных исканий. Личный опыт делает его утверждения еще
более весомыми.
Эта книга, без сомнения, вызовет множество критичес¬ких замечаний, однако следует признать, что та
прямота и бескомпромиссность, с которыми Лукарини отстаивает свои убеждения, вызваны его
искренним желанием просла¬вить Бога. Особенно отчетливо это его желание проявляется в его
ревностном и мудром отношении к поклоне¬нию и служению.
Жан Кальвин писал: «Мы из собственного опыта зна¬ем, что в музыке заключается некий секрет, что
она об¬ладает неизъяснимой силой, вдохновляющей сердца». Ре¬форматор был прав. Нам следует
серьезно подходить к использованию музыки в жизни церкви, не забывая при этом, что наша главная
цель — поклониться Богу. Я мо¬люсь, чтобы эта книга помогла нам так поступать.
Джон Бланшард


Глава 1
Как мы спасали бабочек, попавших в шторм


Бог дал моей жене Джуди два замечательных дара, которые у меня отсутствуют, — удивительную
духовную восприимчивость и проницательность. На протяжении двадцати одного года нашего брака я
не перестаю удив¬ляться тому, что она может предвидеть далеко идущие негативные последствия
тех, на первый взгляд, позитивных новшеств и веяний, которые приходят в церковь. И очень
благодарен ей за это. А с другой стороны, благодаря да¬рованной ей Богом восприимчивости, у нее
есть способность замечать эмоционально травмированных людей в церкви.
Летом 1993 года, когда мы с Джуди отправились на от¬дых в Маскегон, который находится в штате
Мичиган, в США, там, на озере Мичиган, разразился ужасный шторм со шквальным ветром,
вздымавшим пенящиеся волны, и проливным дождем. Когда после шторма мы вышли про¬гуляться по
пляжу, Джуди вдруг заметила у себя под ногами засыпанную песком бабочку-монарха. Приглядевшись,
мы увидели на пляже буквально сотни таких бабочек.
Сначала нам показалось, что все они мертвы. Но ког¬да Джуди, наклонившись, прикоснулась к одной
из них, та, к нашему удивлению, зашевелилась и даже попробовала взлететь. Увы, ее крылья намокли
и отяжелели от налип¬ших на них песчинок, и взлететь без посторонней помощи она уже не могла.
Ураганный ветер, истрепав ее крылышки, забросил на этот пляж.
Нас с Джуди захлестнула жалость к этим бедным ба¬бочкам. Ни одна из них не смогла бы выжить без
посто¬ронней помощи. Джуди аккуратно подняла одну из них, бережно стряхнула песчинки с ее
отяжелевших крылы¬шек и подержала немного на раскрытой ладони, чтобы крылья могли подсохнуть
на солнце. Не прошло и не¬скольких секунд, как бабочка начала шевелить крыльями, вначале
медленно, потом немного быстрее. Джуди показала мне, что происходит с бабочкой, и у нас появилась
надежда на то, что она выживет. Однако для этого ей нужно было самостоятельно взлететь.
С озера дул легкий ветерок, как это обычно бывает после бури. Джуди подбросила бабочку, и та,
подхвачен¬ная ветром, попыталась лететь. Она то поднималась, то опускалась, и я уж было подумал,
что она снова упадет в мокрый песок. Однако внезапно ее крылья обрели былую силу — она смогла
долететь до одного из прибрежных кустов и села на ветку. Нам удалось ее спасти! Окрылен¬ные этим
успехом, мы пошли дальше по пляжу, стараясь сделать все возможное, чтобы спасти как можно
больше бабочек. Джуди поднимала их из песка, а я помогал им снова взлететь. Однако многие из них
умирали слишком быстро, и нам удалось спасти только несколько десятков бабочек.

Движение за современную христианскую музыку

Позже один местный житель попытался объяснить мне это странное явление. Он считал, что шторм
принес ба¬бочек с другого берега озера, то есть с самого штата Висконсин. Сильный штормовой
ветер подхватил бабочек и они, не сопротивляясь, понеслись по воле стихии. Они были застигнуты
врасплох.
Джуди однажды сравнила движение за современную христианскую музыку с этой бурей. В 90-х годах
двад¬цатого века оно со страшной силой ворвалось в наши церкви, и каждый, кто становился на его
пути, был, подоб¬но этим бабочкам, сметаем прочь его приверженцами и, в конце концов,
израненный в борьбе, оказывался в безлюд¬ной пустыне без всяческой надежды на спасение.
Неко¬торым из этих людей так и не суждено было подняться вновь — слишком тяжелую рану им
нанесли. Другим же до сих пор тягостно при мысли о том, сколько безнрав¬ственности, лжи и
разделений последовало за этой музы¬кальной бурей.
В прошлом я сам был лидером музыкального служения в церкви и ратовал за современную музыку. Я
не был ключевой фигурой в этом движении — я был простым солдатом, который провел несколько лет
в этом движении, выступал в его поддержку и помогал церквам совершать болезненный и трудный
переход от традиционной формы богослужения к современной. На протяжении всех этих лет я с
энтузиазмом пропагандировал внедрение современ¬ной христианской музыки в еженедельные
церковные слу¬жения как в евангельских, так и в фундаменталистских церквах. И в то время считал
свое служение угодным Богу и полезным церкви.
Два года назад, после того как Бог открыл мне глаза, показав лживость и небезопасность этого
движения (далее мы подробнее поговорим об этом), я ушел из него. Эта книга написана для того,
чтобы спасти тех бабочек, чьи крылья помяты музыкальной бурей. Я также хотел бы предосте¬речь
церкви, в которых все еще сохранилось традиционное музыкальное служение и которые
намереваются перейти к современному музыкальному служению. Я надеюсь обо¬дрить тех, кто
собирается противостоять этому переходу, и дать основанные на библейских принципах ответы тем,
кого волнует вопрос музыки в церкви. Эта книга поможет им опровергнуть доводы музыкальных
новаторов.
Я знаю, что многим христианам, которые участвуют в этом движении, нравится сама музыка, как и
мне, она нра¬вилась в свое время, однако они обеспокоены тем, что из-за ее использования могут
возникнуть некоторые пробле¬мы. У них просто не хватает аргументов, чтобы выразить свою точку
зрения. К кому же им обратиться за помощью и поддержкой? Конечно, о проблеме использования
совре¬менной музыки в церкви написано уже больше чем дос¬таточно. Но большинство книг и статей
написано теми лгодьми, которые никогда не были в рядах новаторов. Я знаю, что новаторы не будут
читать их, потому что с пре¬дубеждением относятся ко всем тем, которых, возможно несправедливо,
называют фундаменталистами и традици¬оналистами, уцепившимися за старые, мертвые традиции.

Мое личное участие

Я же могу описать реальную картину того, что проис¬ходит внутри этого движения, и объяснить, что
движет новаторами, так как до недавних пор я сам являлся его искренним и непосредственным
участником. И если неко¬торым сторонникам современной христианской музыки и удается парировать
критику более пожилых христиан, объясняя их недовольство вечной проблемой «отцов и детей», то со
мной этот номер не пройдет. Еще в 70-х годах я слушал и играл рок-музыку со всем ее грохотом и
низкопробностью. Мне знаком каждый ее стиль и направление. И я с убежденностью могу сказать, что
самая худшая музыка, которую исполняют сегодня, — всего лишь отголосок той, которую мы начали
играть в 70-х. Когда вы прочтете эту книгу, я надеюсь, вы согласитесь, что меня трудно причислить к
традиционалистам, которые изо всех сил держатся за мертвые традиции.
А теперь позвольте мне вкратце представить вам мою книгу, чтобы вы знали, чего от нее ожидать. В
этой кни¬ге я не пытаюсь провести исчерпывающее богословское ис-следование вопроса о музыке в
Библии. Однако я посто¬янно буду прибегать к Слову Божьему как к наивысше¬му авторитету,
определяющему, каким должно быть наше поклонение. Конечно, для тех читателей, которые не
счи¬тают Библию наивысшим авторитетом для христианина, эти аргументы не покажутся
убедительными. В этой книге не затрагивается тема неоднозначного воздействия ритма рок-музыки на
человеческую психику. По этому поводу сказано и написано уже достаточно. В этой книге не
го¬ворится о том, какую музыку можно слушать вне церк¬ви, хотя я считаю, что каждый христианин
может извлечь для себя определенную пользу из тех предостережений и принципов, которые
касаются богослужения в церкви.
В этой книге мы поговорим о том, что присутствие со¬временной христианской музыки на
богослужениях — сомнительное явление, если не сказать больше, поскольку это, как правило, ведет к
разделениям, потаканию собствен¬ной плоти и безнравственности. Критика, которую вы найдете на
страницах этой книги, в основном направлена в адрес тех, кто возглавляет движение в поддержку
со¬временной христианской музыки, а не в адрес рядовых членов церкви.
Теперь я хочу определить значение нескольких терми¬нов, которые будут постоянно использоваться
в этой книге.
• Современная христианская музыка — это христи¬анские композиции, которые написаны в стилях
легкого рока, поп-рока, классического рока. В это понятие входят также другие формы музыки с ярко
выраженным синко¬пированным ритмом: рэп, джаз, блюз, хип-хоп, панк, ска, современные кантри и
вестерн.
• Музыка поклонения и прославления — разновидность современной христианской музыки,
сформировавшаяся под сильным влиянием рока. Самые известные звукозаписы-вающие компании
этого направления - «Интегрити Хосанна», «Вайн-ярд», «Маранафа мьюзик».
• Новаторы — это христиане, которые предпочитают использовать современную христианскую музыку
для прославления и поклонения на служениях. Это название не является ярлыком, я применяю его
только для разгра¬ничения одной категории людей от другой.
• Традиционсигисты — это христиане, предпочитающие использовать на богослужениях
традиционную, консерва¬тивную музыку. Под консервативной музыкой я имею в виду ту музыку,
которая не вызывает споров и противо¬речий, общепринятую. Сюда относятся гимны, традицион¬ные
песни и те современные композиции, которые не напи¬саны в стиле рока или других музыкальных
стилях, в которых особенно подчеркивается чувственность. Термин «традиционалист» в кругах
новаторов используется в не¬гативном смысле, однако в этой книге мы надеемся вер¬нуть ему
положительное значение.
Я молюсь о том, чтобы все написанное в этой книге по¬служило славе Бога Отца и Господа нашего
Иисуса Хри¬ста, а также стало поводом к диалогу в церкви Христо¬вой. Мои замечания предназначены
не для того, чтобы обидеть тех христиан, которые пропагандируют современ¬ную христианскую
музыку или принимают непосредствен¬ное участие в современном музыкальном служении. Мои
друзья расскажут вам, что я не люблю конфронтаций, пы¬таюсь примирить всех и сам жить в мире.
Однако я осоз¬наю, что моя история и мои выводы буду т весьма неприятны для некоторых христиан.
Если вы хотите разделить церковь, просто поднимите вопрос о церковной музыке.
Я также понимаю, что некоторые мои друзья-христиа¬не, которые когда-то вместе со мной несли
музыкальное служение, будут очень удивлены и даже шокированы тем, насколько изменилось мое
отношение к современной хри¬стианской музыке. Они видели, как я играл ее в церкви и как изо всех
сил боролся за то, чтобы эта музыка по¬лучила признание. Мы искренне были увлечены нашим
служением, и у меня осталось немало хороших воспоми¬наний о времени, проведенном вместе.
Поэтому я буду молиться о том, чтобы они приняли во внимание все ска¬занное мною на страницах
этой книги и еще раз задума-лись о том, стоит ли им пропагандировать современную христианскую
музыку.

Нападение на защищенную крепость

Я понимаю, что моя книга — это своеобразное нападе¬ние на хорошо защищенную крепость.
Современная хри¬стианская музыка сегодня очень популярна в церквах, она любима как в
евангельских, так и в фундаменталистских церквах. Она прочно укоренилась в жизни многих
веру¬ющих. Некоторым читать эту книгу будет очень непрос¬то, потому что она бросает вызов
привычным для них ус¬тоям. Некоторые пастора не согласятся с моим мнением, потому что
принимают на ура современную музыку. Но я считаю, что ее использование в прославлении и
покло¬нении является исключительно делом «рук человеческих», и об этом нужно заявить во
всеуслышание. Я утверждаю так, потому что, во-первых, этому движению не хватает прочного
библейского основания и, во-вторых, оно игнори¬рует Божьи предписания относительно поклонения,
угод¬ного Господу. Использование современной музыки в про¬славлении приводит к вражде и
разногласиям между членами церкви, провоцирует их на плотский образ жизни, что в равной мере
препятствует единению и успешному слу¬жению. Я также считаю, что настоящий мотив
использо¬вания современной христианской музыки на богослужении заключается не в желании
привлечь неверующих, как об этом часто говорится, а в желании слушать и играть ту музыку, которая
нам нравится. В итоге мы приходим к тому, что лишаем понятие поклонения библейского значе¬ния.
Поэтому я больше не буду молчать.
Из того, что я уже сказал, читатель может заключить, что я принадлежу к той категории людей,
которые считают, что все связанное с современной музыкой — заведомо плохо. В этой книге я
рассказываю о том, как я пришел к выво¬ду, что увлечение современной музыкой очень опасно и что
ее философия не имеет под собой библейского основания. Я знаю, что многие искренние христиане
поддерживают это движение. Они убеждены в том, что исполняют волю Бо¬жью, и искренне
стремятся принести Ему славу. Я также считаю, что и среди современных песен есть много хоро¬ших,
с доктринально выверенными словами и красивыми мелодиями. Если не исполнять их в роковом
стиле, они вполне могут подойти для церковного богослужения.
Я не осуждаю вас, если вы исполняете современную христианскую музыку в своей церкви! Следуя
повелению Иисуса, записанному в Евангелии от Матфея 7:1-5 и Еван-гелии от Луки 6:42. я изо всех
сил стремлюсь не осуждать других! Иисус сказал, что нам прежде следует вынуть брев¬но из своего
глаза и только потом мы сможем отчетливо видеть! Я попытался сначала вынуть телеграфный столб
из своего глаза, прежде чем призывать к ответу других.
В этой книге я высказываю свои убеждения и даю со¬веты, но это не означает, что я хочу сделать их
правилом жизни для каждого верующего. Если я буду создавать новые правила, я стану законником,
поэтому (следуя при¬меру апостола Павла) я не испытываю ни малейшего желания обременять своих
читателей предписаниями, которые «имеют только вид мудрости в самовольном служе¬нии,
смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небре¬жении о насыщении плоти» (Кол. 2:23).
Это война внутри семьи, война, которую ведут между собой братья и сестры во Христе. Я
настоятельно сове¬тую всем им не принимать участия в движении, которое вызывает столько
разделений и не приносит духовных плодов. Я призываю всех новаторов пересмотреть свои позиции и
при помощи этой книги увидеть, что существу¬ют лучшие возможности для служения. И прежде чем вы
сформируете свое суждение относительно данной книги, я хотел бы, чтобы вы внимательно и без
предубеждения прочли ее до конца.

Глава 2
Моя история

Христос спас меня, когда мне было 23 года. До этого поворотного момента я был целиком и
полностью погружен в мир рок- и поп-музыки и вел безнравственную жизнь. Но так было не всегда.
Мои родители принадлежали к объединенной методистской церкви и были ее активными членами.
Меня крестили в младенчестве, и в двенадцати-летнем возрасте я прошел конфирмацию и стал
посещать воскресную школу, однако я не был спасен, если рассмат¬ривать понятие спасения в его
истинном библейском смыс¬ле. Я часто бунтовал против церковных учений, и каждый раз, когда мне
представлялась возможность сыграть что-нибудь, я выбирал какую-нибудь современную песню типа
псевдорелигиозной песни Джорджа Харрисона «Мой доро¬гой Господь» или нейтральной «Абрахам
Мартин и Джон». С тринадцатилетнего возраста я начал играть в музыкаль¬ных группах на
синтезаторе, солировать и участвовать в подпевках. Я сочинял песни, ежедневно часами слушал рок-
музыку. Моими любимыми исполнителями были Билли Джоэл, Элтон Джон, группы «Deep Purple» и
«Chicago». Я поступил в колледж на музыкальный факультет и на протяжении года занимался теорией
музыки и композицией, а потом решил заняться изучением журналистики. В кол¬ледже я принимал
участие в организации концертов таких рок-групп, как «Fleetwood Мае», «America», «Emerson Lake &
Palmer», а также Стивена Стилса.
До того как Христос спас меня, о Евангелии мне рас¬сказывали несколько человек. В результате я
решил по¬читать Слово Божье, а когда стал это делать, то осознал, что веду порочный образ жизни.
Одной Библии мне было достаточно, чтобы прийти к этой мысли. Мне не нужна была рок-музыка,
чтобы заинтересоваться Евангелием! Тогда я еще был неверующим, но уже понимал, что та музыка,
которой я увлекался, не имеет ничего общего с Богом. Как-то моя девушка Джуди, которая после стала
моей женой, пригласила меня посмотреть фильм «Далекий гром», в котором рассказывалось о
великой скорби в конце времен. Посмотрев этот фильм, я понял, что я погибающий грешник и что мне
предстоит провести вечность в аду. Теперь я очень сожалел о своем непослушании Богу, рас¬каялся
в своем прежнем образе жизни и попросил у Бога прощение. Я уверовал в воскресшего Господа и
Спасителя Иисуса Христа, который даровал мне силу стать дитем Бо¬жьим (Ин. 1:12). Я был рожден
свыше, и моя жизнь сразу же стала меняться.

Обличение Святого Духа

Дух Святой обличил меня, и я решил покончить со сво¬ей безнравственной жизнью. Благодаря силе
Христа, мо¬литвам, изучению Библии и общению с другими христи¬анами я смог побороть свое
пристрастие к рок-музыке, нар¬котикам, сигаретам, алкоголю и неупорядоченной половой жизни. Я
присоединился к церкви, которую посещала Джуди. Эта церковь была настроена категорически
про¬тив рок-музыки. Бог в точности знал, что именно это было мне необходимо, чтобы бороться со
своей грешной природой, которую оживляла во мне рок-музыка.
Вскоре после моего обращения я получил возможность в первый раз проявить себя на музыкальном
поприще как возрожденный человек. Наша церковь вместе с несколь¬кими другими церквами
участвовала в одной евангелизационной кампании, подобные которой проводились во время
ежегодных ярмарок в нашем округе. Каждую церковь попросили прислать по несколько хористов,
чтобы ском¬плектовать большой хор, который будет петь каждый ве¬чер. Джуди и ее мама
(руководитель нашего церковного хора) предложили мне поучаствовать в этом мероприятии, так как
полагали, что для меня это будет прекрасной возможностью проявить свой талант и в то же время
уз¬нать много нового о хорошей христианской музыке. Я с энтузиазмом принял их предложение, и
Джуди даже была моим аккомпаниатором на первой репетиции, где я пел ба¬совую партию громко и в
унисон с другими. В хоре пели сотни людей, и я был в восторге от их пения! Регент ска-зал, что ему
понадобится бас и баритон для соло — я был готов к прослушиванию! Я искренне радовался тому, что
принимаю участие в музыкальной программе, которая яв-ляется частью Божьего дела.
Постригитесь!
После окончания репетиции регент попросил меня и мужчину, который стоя л рядом со мной, подойти
к нему. Мой сосед, как я слышал, тоже неплохо пел, поэтому я решил, что регент выбрал нас двоих для
прослушивания на солирование. Но не тут-то было!
Руководитель сказал нам, что длина наших волос не соответствует той, которая принята в хоре, и пока
мы не пострижемся, он не допустит нас к дальнейшим репетици¬ям. Я был сражен наповал и даже
хотел спросить его, что он имеет в виду, так как не имел ни малейшего понятия, какая именно длина
волос принята у них в хоре. Все это было для меня в диковинку. Я спустился вниз с подмо¬стков с
ощущением того, что Бог отверг меня. Джуди спросила, что случилось, и я рассказал ей, не
удержавшись при этом от саркастического замечания о том, что, скорее всего, регент из зависти велел
нам подстричься, ведь сам- то он был почти лысый.
Однако вскоре я открыл для себя одно из самых боль¬ших благословений рождения свыше — это
Святой Дух. Хвала Господу! Его присутствие помогло мне исправиться и не обижаться. Я подчинился
(что было весьма ново для меня), — сделал стрижку именно такой длины, какой было нужно. К
следующему вечеру я снова был на репетиции. В тот день мы больше не обсуждали с регентом
данную тему, но эта история впоследствии получила совершенно неожиданную развязку. Недавно я с
музыкальным руко¬водителем своей церкви отправился на конференцию, по¬священную церковной
музыке, которая проходила в Юж¬ной Каролине. Там я рассказал ему эту историю. Когда я сказал, как
звали того регента, он ответил мне, что этот человек тоже присутствует на этой конференции, и даже
показал мне на него. Я подошел к нему и напомнил о том, что когда-то произошло между нами. Он
сразу же принес мне свои извинения, если его замечание каким-то образом обидело меня, и, думаю,
был весьма рад услышать, как Бог использовал произошедшее тогда мне во благо. Беседуя с ним, я
больше узнал о его музыкальном служении и по¬нял, на какие большие жертвы ему и его жене
пришлось пойти, чтобы участвовать в той евангелизационной кампа¬нии, где я впервые встретил его.
Они действительно были преданными рабами Господа, однако я в своем невежестве причислил этого
мужа Божьего к разряду законников. Это был для меня хороший урок!
Какое-то время после моего обращения мне было сложно полностью отказаться от рок-музыки и
образа жизни, с ней связанного, поскольку на протяжении мно¬гих лет она формировала мое
мировоззрение и самооцен¬ку. Моя плоть так сильно привязалась к рок-музыке, что рвать
приходилось по живому. Некоторые христиане го¬ворят, что рок-музыка не оказывает на них никакого
воздействия, но со мной все было иначе. Я думаю, это происходило потому, что рок-музыка была
тесно связана в моем сознании со всеми моими позорными грехами, и стоило мне только услышать
ее, как сразу же у меня в голове всплывали воспоминания об этих грехах. Но Иисус Христос обещал
заботиться обо мне, и поэтому я попросил Его заменить старую музыку новой — той, которая была бы
угодна Ему. Мои мучения длились дол¬го, но, благодарение Господу, через год я начал замечать, как
Бог отвечает на мою молитву.

Новая песнь

Что за чудо! Мне стали нравиться величественные гим¬ны и простые песни, которые мы от всего
сердца пели в церкви. Искренность и чистота этой музыки поражали меня. (Моя любимая
классическая рок-музыка теперь ка¬залась мне в сравнении с ними очень громкой и неприят¬ной.) Я
стал петь в хоре. Господь даже даровал мне вдох¬новение, и я написал несколько новых песен,
которые по¬святил Ему. До того как Он вошел в мою жизнь, я напи¬сал более пятидесяти песен.
Раньше мне очень нравилось сочинять песни, и теперь я хотел это делать для Христа. Я чувствовал,
что Он на самом деле вложил в мое серд¬це новую песнь.
Однако вскоре я понял, что мне постоянно нужно бо¬роться с влиянием музыкального прошлого.
Какую бы песню я ни написал, она всегда получалась в поп- или рок-стиле. Я сделал блюзовую
аранжировку классической пес¬ни Ральфа Кармайкла «Он все для меня», записал ее в размере 6/8 и
дополнил характерными для блюза рифами (короткими, часто повторяющимися музыкальными
фраза¬ми) на фортепиано. У меня вышла отличная ресторанная песня — так я раньше пел в барах.
Мне показалось до¬вольно странным, что никто в церкви не высказал мне своего сомнения
относительно моего творения. Я, конечно, благодарен этим людям за их терпимость, но подойди ко
мне кто-то из них тогда и объясни мне все опасности по¬добной аранжировки, кто знает, как бы все
обернулось в дальнейшем.
Итак, возрастая в Господе, я проявлял все больше и боль¬ше преданности Ему, и мне доверили
почетное право вес¬ти служение. Я унаследовал это служение от своего те¬стя, настоящего мужа
Божьего, который проявлял искрен¬нее послушание воле Божьей и был примером для меня.
Возможность вести в поклонении и прославлении народ Божий представилась мне впервые. Я дал
себе обещание быть сдержанным за кафедрой и уважительно относить¬ся к традиционной музыке. Я
старался выбирать консер¬вативные музыкальные произведения и исполнять их в той же
консервативной манере, при этом я использовал в про¬славлении сборники гимнов, орган,
фортепиано и хор. Наше служение проходило в обычном для американских проте¬стантов порядке:
музыкальное вступление, гимн, молитва, объявления, хор, причастие, гимн, сольная песня или
музы¬кальное инструментальное произведение, проповедь, призыв¬ный гимн и заключительное
слово. Время от времени на воскресных вечерних служениях мы всей церковью пели какую-нибудь
современную песню, однако я внимательно следил за тем, чтобы в ней не было даже намека на рок.
Мы стремились сделать ударение на вознесении хвалы Богу, а не на манере исполнения или
исполнителе. Некоторые солисты (в том числе и я) иногда пели под фонограмму, поступая при этом
не совсем последовательно, поскольку некоторые фонограммы были написаны с элементами рока
или записаны неспасенными музыкантами.
Вскоре мы с моей семьей переехали в соседний горо¬док и стали там ходить в церковь. Богослужения
там про¬ходили почти так же, как и в нашей прежней церкви, — в консервативной манере. Но нам
показалось, что в по¬клонении не достает жизни: казалось, что люди поют про¬сто по привычке, а не
из любви к Господу. Мы с Джу¬ди тогда очень хотели, чтобы прославление было искрен¬ним и живым,
чтобы в пении выражалась близость наших отношений со Христом. Мы обнаружили, что некоторые
члены церкви чувствуют то же самое, что и они хотят оживить собрания новой музыкой и новым
порядком бо¬гослужения. Оказалось, что каждый из нас слышал и слушал современную музыку для
поклонения: одни — на вечерах молитвы1, другие — на концертах современной христианской музыки.

Желание поклоняться

Я считаю, что многие христиане из консервативных церквей переходят в современные потому, что
хотят по- настоящему поклоняться Богу. Каждый из нас жаждет более насыщенных и глубоких
отношений с нашим Госпо¬дом и Спасителем, которые проявлялись бы в «истинном» поклонении (в
противовес «фальшивке» — так мы иногда называли традиционные богослужения). И в тот период
своей жизни мы считали, что музыка помогает нам при¬ближаться к Богу. Сейчас я хорошо понимаю,
что мы заб-луждались: если мы желаем иметь близкие отношения с Господом, значит, мы должны
ежедневно пребывать в Нем. А если ежедневное хождение с Господом мы хотим заме-нить одним
вдохновляющим воскресным богослужением, то, что можно сказать о нашем ученичестве? Не играем
ли мы тогда в христианство?
В нашей церкви поменялся пастор. Он был молод, мо¬его возраста, родился во время
демографического взры¬ва (который имел место с 1946 года по 1960 год). В своей прежней церкви
пастор дал согласие на то, чтобы во вре¬мя воскресного служения играла группа прославления и
поклонения. Это нововведение не принесло церкви пользы, а только вызвало разделения. Но,
несмотря на это, он одобрил наше предложение изменить богослужение, по¬скольку считал, что
разделений в церкви можно будет избежать, если осуществлять эти перемены постепенно.
С добрыми намерениями и с огромным энтузиазмом мы провели членское собрание, чтобы обсудить
предполагае¬мые изменения в музыкальном служении. И здесь я впер¬вые столкнулся с
сопротивлением традиционалистов, ста¬рейших членов церкви и семей, которые посещали церковь
дольше всего. Но на каждое возражение у нас, молодых энтузиастов, был готов ответ. Нет, мы не
собираемся ста¬вить в церкви барабаны. Да, мы по-прежнему будем глав¬ным образом петь гимны.
Мы оставим пианиста и орга¬ниста, которые несут служение сейчас. Все будет прилично и чинно. Мы
не убедили традиционалистов, но и они не смогли переубедить нас. Честно говоря, я чувствовал, что
они, по большому счету, просто держатся за традиции и не имеют каких-либо библейских оснований
для своих воз¬ражений. (Я не обращал внимания на тот факт, что мы этих оснований тоже не имели.)
А с другой стороны, у нас было множество веских доводов, и мы не собирались от них отказываться.
Мы ощущали, что «судьба» на нашей стороне, что перемены в музыкальном служении неизбеж¬ны и
даже жизненно необходимы для дальнейшего суще¬ствования самой церкви.
Кстати, вы когда-нибудь обращали внимание на то, кто обычно начинает кампанию по внедрению
современной музыки в церковь? Музыканты, ориентированные на со-временную музыку! Такие
музыканты, как никто другой, заинтересованы в этом. Почему? Потому что в традици¬оналистских
церквах они, по большей части, не могут найти себе применения. Многие из них очень хотели бы
послу¬жить Богу своими талантами. Однако когда церковь при¬нимает современную музыку,
ситуация меняется в корне. Те, кто раньше возглавлял традиционное музыкальное служение, не
принимают перемен и уходят, и тогда музы¬канты-новаторы берут музыкальное служение в свои руки.
Настает черед музыкантов-традиционалистов чувствовать себя невостребованными.
В то время как я был полон энтузиазма по поводу использования современной музыки в церковном
служении, Джуди начала сомневаться в целесообразности перемен. Изучая Библию, она прочитала,
как израильтяне стали по¬клоняться Богу при помощи языческих обрядов, вместо того чтобы
использовать установленные Богом ритуалы. За это Бог сурово осудил Израиль. В то время Джуди
считала, что современную музыку можно слушать для себя, если она нравится, но поскольку она
тесно связана с мирскими идолами — сексом и имиджем, — во время поклонения в церкви ее играть
нельзя. Тогда мне следо¬вало бы к ней прислушаться, но к тому времени я уже попался на крючок.

Влияние мира

Джуди также обратила внимание на тот факт, что не¬которые люди, которые были ответственны за
современное поклонение и сценки в церкви, находили вдохновение в миру. Они были полностью
открыты для мира. Разве в будущем это не могло стать источником опасности для народа Божьего?
Но эти люди были настолько любящи и терпимы к другим! Как она могла усомниться в их мо¬тивах?
Джуди не могла разобраться в этом противоречии, сомнения терзали ее. Она пыталась предостеречь
меня, но я ее не слушал.
Итак, наша церковь решила осуществить переход от традиционного к комбинированному
музыкальному служе¬нию. Сделать это попросили меня. Однако через три месяца мне предложили
новую работу, и нам пришлось переехать в Денвер, в штате Колорадо, поэтому я так и не смог
завершить начатое. Церковь продолжила преобразо¬вания после нашего отъезда и в процессе этих
преобра¬зований лишилась нескольких преданных членов.
В Денвере мы искали церковь, которая бы, с одной сто¬роны, была консервативной в вопросах веры,
но в то же время не осудила бы меня за приверженность к современ¬ной музыке. К тому времени у
нас уже было три ребен¬ка: первому из них было тринадцать, второму — десять, а третьему —
восемь лет. Сначала мы сходили в большую межденоминационную церковь, которую посоветовал
нам по¬сетить один мой хороший друг из Огайо. В этой церкви основное внимание уделялось
привлечению неверующих, поэтому группа прославления в ней была профессиональ¬ной и играла на
высшем уровне. Все связанное с музыкой там было первоклассным, особенно музыкальная
аппаратура, освещение и ход самого служения. Этот факт расположил меня к этой церкви, но Джуди с
детьми очень не понрави¬лось то, что богослужение было больше похоже на представ-ление. Когда
мой отец приехал к нам из Пенсильвании погостить и мы пригласили его в эту церковь, он тоже
остался не доволен этой новой волной в поклонении. Но я предпочел проигнорировать и это
предостережение. Одна¬ко при этом я понимал, что церковь должна устраивать всех членов семьи, и
мы продолжили поиски.
Следующая церковь, в которую мы отправились, тоже была межденоминационной. В ней было около
ста членов. Пастор был моего возраста. Прежде он был баптистом, но теперь он не называл свою
общину баптистской, полагая, что так ему легче будет привлечь ищущих. Он все свои силы прилагал к
тому, чтобы привлечь людей, которые, столкнувшись с лицемерием в фундаменталистских цер¬квах,
перестали посещать церковь вообще, — так называ¬емых невоцерковленных людей. Нам очень
нравилось, что он учил любить всех людей без всяких условий, что он на самом деле любил Бога, а не
проявлял показную религи¬озность.
Прославление уже имело современную форму, так как пастор не хотел вызывать у посетителей
никаких ассоци¬аций с традиционным баптистским служением. Сначала я просто играл на
синтезаторе в группе поклонения и про¬славления, а впоследствии стал руководителем этой груп¬пы.
Пастор стремился к тому, чтобы у нас была «рок-цер¬ковь», и на самом деле некоторые наши
служения прово¬дились только под рок-музыку. Однажды в воскресенье утром мы сыграли
совершенно хулиганский хит группы «Grand Funk Railroad» под названием «Что-то чудеснень-кое», но
при этом пели слова «спасительной» переработки Марка Фарнера, который изменил текст так, что
Иисус становился объектом любви поющего. (Менять слова и ос¬тавлять мелодию — обычная
практика в движении за со¬временную христианскую музыку.) Мне этот стиль импо¬нировал, он
перекликался с той музыкой, которую я слу¬шал в прошлом и которая мне когда-то нравилась.
Одна¬ко Джуди была возмущена и вышла из церкви прямо во время нашего неблагочестивого
выступления.
Хвала Господу за ее духовную чуткость! Она почувство¬вала в церкви дух бунтарства и
безнравственности. Пыта¬ясь создать в церкви атмосферу радушия, пастор учил, что Бог принимает
человека таким, какой он есть, что было главным доводом в пользу современной христианской
му¬зыки. Этот пастор однажды распространял билеты на кон-церт группы «Doobie Brothers», уверяя,
что, если бы Иисус жил в наши дни, Он пошел бы на этот концерт, потому что проводил время с
грешниками. Подобное учение привлека¬ло в церковь людей, которые хотели присутствия Божье¬го в
своей жизни, но не хотели меняться. Джуди видела в этом лицемерие и чувствовала опасность как для
наших детей, так и для нашего брака. В конце концов, ей удалось убедить меня, и мы оставили эту
церковь.

Подходящая церковь?

И вот наконец мы решили, что Господь привел нас в нужную церковь. Казалось, что и в служении (в
том чис¬ле и в музыкальном), и в жизни церкви все было сбалан¬сировано. Учение было здравым, и
установления проводи¬лись должным образом. Пастор снова был моим ровесни¬ком. но более
консервативным, нежели предыдущие три. Проповеди Слова Божьего были замечательными. В
музы¬кальном оформлении собрания сочетались и старые вели¬кие гимны, и новые песни в стиле
«Маранафа мьюзик». Там была группа прославления, но барабан и гитары играли тихо и не заглушали
звучания остальных инструментов. Пел не один человек, а группа мужчин и женщин. Мне по¬казалось.
что пели они с настоящим благоговением. «Ну наконец, — думал я, — мне всегда хотелось, чтобы в
музы¬кальном служении был баланс нового и старого».
Руководителю группы нужен был клавишник. Я снова начал играть, а когда руководителю пришлось
переехать, меня попросили занять его место. Итак, я стал отвечать за подбор репертуара и
организацию утреннего воскрес¬ного служения для паствы, насчитывающей более 500 членов. Я
писал специальные музыкальные аранжировки, проводил еженедельные репетиции, подбирал вокал,
пел и играл на синтезаторе. Наша группа состояла из пяти-семи певцов и приблизительно десяти
музыкантов.
Обычно прославление на богослужении занимало двад¬цать пять минут и состояло из песен
поклонения и про¬славления, которые перемежались небольшими молитвами. Я всегда старался
включать в репертуар хотя бы один гимн. «Блок» поклонения (по-светски выражаясь) был со¬ставлен
таким образом, чтобы одна песня сменялась другой без всяких пауз. Это было важно для создания
соответ¬ствующего настроя. Мы также использовали огромный на¬стенный экран и проектор для
текстов песен. Бог благо¬словил нас отличным компьютером и замечательной аппа¬ратурой. Мы
добились успеха в поклонении и прославле¬нии. Когда руководитель нашей деноминации посетил
нашу церковь, он сказал, что наше поклонение — «лучшее в Колорадо».
В то время на мою жизнь сильное влияние оказали «Promise Keepers» — известное мужское движение,
штаб- квартира которого находилась в Колорадо. «Promise Keepers» в основном играли рок, в
частности, классический рок 70-х годов. Я был на их огромных евангелизационных концертах, где
играла группа «Men's Band» звукозаписы¬вающей компании «Маранафа».
Здесь я хочу сделать еще одно признание. Был еще один мотив, почему я стремился использовать как
можно больше современной музыки в поклонении и прославлении. Внезапно все церкви начали
исполнять рок на своих слу¬жениях, однако делали это весьма посредственно. «Неуже¬ли они не
понимают, — думал я, — что неверующие про-сто засмеют их неуклюжие попытки и перестанут
посещать церковь?» Я считал, что если уж играть в церкви рок, то играть его на высшем уровне. И я
знал, как этого добить¬ся. Все мое прошлое было связано с роком, поэтому я точно знал, как
исполнять подобную музыку. «Кроме того, что я знаю, как играть рок, я еще знаю, как нужно петь
старые гимны», — подумал я и прочно утвердился в мысли, что Бог «призывает» меня стать мостом
между традиционной и современной музыкой в церкви.
Под моим началом музыкальное служение в церкви по¬степенно превратилось из смешанного, когда
исполнялось несколько гимнов и несколько современных песен, в чи-сто современное служение. Свой
выбор музыкальных произведений я основывал на том, что предлагали зву¬козаписывающие компании
«Интегрити Хосанна мьюзик» и «Маранафа мьюзик». Мне особенно нравилась музы¬ка для
поклонения и прославления «Интегрити», потому что в ней красивая мелодия сочеталась с хорошими
сло¬вами, прославляющими Бога и Иисуса Христа, и подходи¬ла для исполнения на богослужении.
В нашей группе всегда были музыканты, которые очень любили экспериментировать с музыкальными
стилями и часто балансировали на грани дозволенного. Они тяготели к «пограничной» музыке,
которая еще не выходит за рамки общепринятой, но уже немного «режет» слух
«среднеста¬тистическому слушателю». Некоторые певцы хотели ис-пользовать в прославлении и
поклонении новую музыку компании «Вайн-ярд», в которой было много повторов и боя. Тексты песен
были явно харизматическими и не должны были звучать в баптистской церкви. Наш обыч¬но
спокойный барабанщик играл на электрической удар¬ной установке, благодаря чему мы могли
регулировать громкость, но он и теперь пытался играть свою партию как можно громче. Наш гитарист
обожал классический рок и использовал любой шанс, чтобы сыграть сольную партию и вставить
гитарный рифф, в чем обычно не было ника¬кой необходимости. Наши еженедельные репетиции
час¬то превращались в рок-н-ролльные «джем-сейшены». Я был руководителем группы и мог бы
поумерить пыл своих ребят, но вместо этого я просто удовлетворял свой голод по рок-музыке.
Откровенно говоря, мне это просто нра¬вилось! Но сейчас, когда я оглядываюсь назад, я вижу, как
тяжело было держать в узде этого хищного зверя рок-музыку.

Итоги

В данный момент своего повествования мне бы хотелось остановиться, сделать глубокий вдох и
подытожить, какими соображениями я руководствовался, присоединяясь к движению за современную
христианскую музыку в служении поклонения и прославления. Во-первых, я не только хо¬рошо
разбирался в этой музыке — она мне нравилась. Из-за отсутствия серьезного образования я всегда
чув¬ствовал себя ущербным рядом со «священными» музыкан¬тами. А использование современной
христианской музы¬ки дало мне возможность стать самым профессиональным музыкантом в церкви и
использовать свой талант для Бога. Во-вторых, теперь я должен признать, что сама дол-жность
музыкального руководителя чрезвычайно льсти¬ла моему самолюбию. Уважение и признание,
оказываемые мне, подсознательно напоминали мне то признание, кото¬рое я имел до обращения,
когда был рок-звездой, но я не отдавал себе в этом отчета, потому что новое признание было
«христианским».
В-третьих, пастора церквей, в которых я был, очень хо¬тели, чтобы эта музыка звучала в их церкви. Я
поддался их влиянию. Я рос в семье военных, и мне с малых лет внушали, что власть имущих нужно
уважать. Я считаю, что церковное руководство несет немалую долю ответствен¬ности за принятие и
широкое использование современной христианской музыки в церкви. Конечно же, за свой вы¬бор я
сам несу ответственность и не пытаюсь переложить свою вину на других. Однако в церквах очень
многие люди, подобно мне, следуют за пастором в том направлении, в котором он ведет (ведь пастор
— это пастырь, пастух). Если пастор хочет изменить музыкальное оформление со¬брания, кто станет
спорить с ним? Я не стану.

Церковь, ориентированная на неверующих

Через некоторое время наш пастор переехал на восточ¬ное побережье в другую церковь.
Деноминационное руко¬водство помогло нам выбрать нового пастора, который до этого пробовал
создавать общину в Аризоне по модели, изложенной в книге Рика Уоррена «Целеустремленная
церковь». Прежний пастор дал мне прочесть эту книгу, так что на то время я был уже знаком с
философией слу¬жения пастора Уоррена. Он считал, что церковь должна быть ориентирована на
привлечение неверующих — вся община и все ее служения должны быть нацелены на то, чтобы
«удовлетворить нужды» ищущих Бога.
Что это за нужды и какая музыка лучше всего под¬ходит для их удовлетворения? Пастор Уоррен в
своей книге отвечает на этот вопрос так.
В церкви мы исполняем музыку, похожую на ту, ко¬торая звучит по радио. Людям нравится яркая,
счас¬тливая, ритмичная, веселящая музыка. Они привыкли к бас-гитаре и барабану.
Впервые в истории возник универсальный музыкаль¬ный стиль, который можно услышать в любой
стране мира. Этот стиль называется современный поп/рок.2
Наш новый кандидат в пастора был пламенным привер¬женцем этой философии, как, впрочем, и я.
Когда его спро¬сили, какую музыку он предпочел бы на воскресном слу-жении в церкви, он ответил,
что музыка на служениях не должна отличаться от той, которую люди на протяжении всей недели
слушают по радио в машине. Затем он до-бавил, что сейчас никто уже не слушает орган или гим¬ны
по радио, так зачем же нам исполнять эту музыку в церкви? Вам может показаться странным, но
именно в тот момент, когда этот служитель Евангелия Христова изла¬гал свои музыкальные идеалы,
во мне что-то произошло. Мне показалось, как будто я впервые глянул в зеркало, и мне не
понравилось то, что я там увидел! Я начал понимать, что это не Божье учение, а человеческая
философия. Тогда я еще не понимал, к каким далеко идущим последствиям приведут слова этого
пастора, но Святой Дух в это вре¬мя уже подвел меня к поворотному этапу в моей жизни.
Это было началом конца моего увлечения современной христианской музыкой.
Этого пастора приняли на служение в нашу церковь. Он восхитился нашим служением поклонения и
сказал, что хотел бы в дальнейшем работать с нашей группой. Но вскоре после его прихода я
отказался от должности ру¬ководителя. В то время я еще целиком не осознавал, что именно побудило
меня так поступить, однако твердо знал, что не могу целиком и полностью поддерживать его му¬зыку
и философию поклонения. У меня возникло пред¬чувствие, что он сделает поклонение настолько
мирским, что мне даже страшно себе вообразить. Так оно в даль¬нейшем и вышло. Вскоре наша
семья покинула эту цер¬ковь, и Бог начал открывать мне через Свое Слово, поче¬му то служение,
которое мне так нравилось раньше, оттал¬кивало меня теперь.

Почему мне пришлось уйти

Теперь мне бы хотелось поговорить о причинах, кото¬рые побудили меня оставить это движение. Во-
первых, я больше не мог принимать посылки философии современ¬ной христианской музыки. Другими
словами, основание моей идеологии сгнило и разрушилось. Нашей основной посылкой было то, что
музыка нравственно нейтральна, что Бог принимает все музыкальные стили, что никто не должен
осуждать предпочтения другого. Пытаясь найти библейское обоснование этим утверждениям, я
обнаружил, что эти доводы построены по принципу «человек превыше всего», они нелогичны и
искажают основные библейские принципы. В следующих главах мы поговорим об этом подробнее.
Во-вторых, когда я открыл для себя то, что Библия говорит об истинном поклонении, и понял, что
значит быть в присутствии Божьем, мне стало не по себе от одной мысли о том, что наше поколение
прославляет святого Бога низкопробной, вульгарной музыкой да еще в неподо¬бающей одежде,
причем никто из нас этого не замечает. В-третьих, чтобы сохранить свой брак и быть верным Богу во
всем, мне пришлось бежать от тех соблазнов, которые постоянно присутствовали там, где звучала
современная музыка: искушение превозносить себя, влечение, возника¬ющее к особам женского пола
в группе поклонения.
В-четвертых, я заметил, что у нас есть все шансы стать такими же лицемерами, какими, как мы
считали, были тра¬диционалисты. Например, мы обвиняли традиционалистов в том. что в
консервативных церквах в служении нет не¬посредственности, они скучны и предсказуемы. Но почему-
то мы не замечали, что наши современные служения с каждой неделей все больше и больше
омертвевали. В евангельской церкви, прежде называвшей себя баптистс¬кой, все богослужения,
нацеленные на неверующих, стано¬вились похожими одно на другое. Музыкальные группы
становились клонами «Интегрити Хосанна» или «Маранафа Прэйз». Мы создали особую христианскую
музыку для поклонения и прославления, и теперь тысячи церквей копировали ее. Это по-прежнему
был рок, но уже не в обычном тяжелом стиле. Эта музыка расслабляла, чем-то напоминая «Иглз».
Постепенно поклонение приобретало привычную (скучную?) форму. И если у консерваторов
су¬ществовали определенные рамки, чтобы упорядочить поря¬док служения, то у современного
движения правил не было, поэтому, когда служение становилось, по их мнению, слишком привычным,
они привносили остроту ощущений с помощью «пограничных» песен: более громких, джазовых и
вызывающих разногласия. Это проклятие для современ¬ной христианской музыки: она медленно, но
верно скаты¬вается по наклонной — чтобы избежать привыкания, ру¬ководители прославления
вынуждены принимать любой музыкальный стиль, даже самый позорный. Я просто дол¬жен был уйти.
Сейчас мы являемся членами церкви, в которой пастора и все остальные служители выступают
категорически про¬тив использования на богослужениях любой современной музыки, написанной в
стиле рок. Я вернулся на круги своя, вернулся в церковь, музыкальная политика которой похожа на ту,
которая была в церкви, где произошло мое обраще¬ние. Чтобы закончить мою историю на веселой
ноте, я должен был бы сказать, что я опять несу музыкальное служение, но это не так.

Последствия

Годы увлечения современной христианской музыкой наложили на меня свой отпечаток. Поначалу,
когда мы только начали ходить в новую церковь, я очень критич¬но относился к поклонению в ней и к
руководителям это¬го поклонения. Но свое недовольство я держал при себе или иногда делился с
Джуди, но тем не менее эта неудов¬летворенность меня изматывала. На примере этой церк¬ви
Господь показывал мне, что можно искренне и ревно¬стно прославлять Его даже на традиционном
богослуже¬нии, но я так долго отстаивал противоположные взгляды, что никак не мог смириться с
фактами. Эта внутренняя борьба порождала во мне еще более критичное отношение к прославлению.
Я боялся снова браться за музыкальное служение и никому не рассказывал, что я музыкант, я избегал
музы¬кального руководителя церкви. Мое прошлое и мои на-клонности не позволяли мне участвовать
в прославлении в традиционалистской церкви, потому что я считал, что снова все испорчу.
Инстинктивно я превращал всю музыку, которую играл, в свой излюбленный поп/рок. Когда я начинал
петь, то пел как рок-певец. Прошлое и здесь давало о себе знать — когда-то я долго трудился над
тем, чтобы научиться так петь.
Через двадцать лет после обращения ко Христу я снова попросил Господа дать мне новую песнь,
чтобы прославлять Его, но теперь я также прошу Его о том, чтобы эта пес¬ня не имела ничего общего
с рок-музыкой.

Глава 3
Отъявленная ложь

«В поклонении и прославлении можно использовать лю¬бую музыку — Бог примет ее». Этой одной
фразой сфор¬мулирована вся философия современного движения покло¬нения и прославления.
Сторонники этого движения назы¬вают законничеством любые установления, ограничивающие их
музыкальные пристрастия, руководствуясь при этом лишь собственной философией. Раньше я
разделял это убеждение, но сейчас с полной уверенностью могу сказать, что эта философия —
отъявленная ложь. Следует она из очень популярного в современных церквах учения, которое гласит,
что Бог принимает людей такими, какие они есть.
Чтобы правильно понять все сказанное в этой книге, читателю просто необходимо осознать, какой
огромный вес это учение имеет в спорах о музыке в церкви. В резуль¬тате его влияния Библия
перестала быть средством раз¬личения истины и лжи, оно подменило собой библейское
водительство. И что еще более важно, мы просто обяза¬ны исследовать этот фундаментальный
принцип с точки зрения Писания, так как практически все аргументы, выд¬вигаемые защитниками
современной христианской музы¬ки, основаны на нем.
Недавно мне вручили листовку, в которой приглашали посетить одну из близлежащих церквей. Там
было напи¬сано: «Когда мы говорим „приходи к нам таким, какой ты есть", это не значит, что мы
приглашаем тебя прийти в своей повседневной одежде. Это значит, что мы примем тебя без
осуждения, без нажима. Это значит, что мы по¬можем тебе найти Бога и не будем создавать
религиозных барьеров на пути к Нему». Девизом этой церкви было: «Для Бога и для нас в первую
очередь важен ТЫ!» В та¬кой церкви вы найдете приятную атмосферу, получите от¬веты на
волнующие вас вопросы и, конечно же, услыши¬те современную музыку.
А разве вам не приходили такие приглашения? Я получил подобное приглашение от преобразованной
бап¬тистской церкви, которая проводила программу «Авана» (еженедельный детский библейский клуб
в консерватив¬ных и фундаменталистских баптистских церквах в Аме¬рике), а это в свою очередь
означало, что эта церковь была фундаменталистской баптистской церковью. Если это так. то рано
или поздно посетители к своему разочарованию должны будут обнаружить, что Библия осуждает их
об¬раз жизни, что у Христа есть конкретный план для их жизни, который не подразумевает, что она
будет легкой и приятной. Быть учеником не значит постепенно изме¬нять свою самооценку;
взросление всегда вызывает пере¬мены, а перемены болезненны. Человеку, следующему за Христом,
не удастся сохранить свои старые привычки и пристрастия. И как знать, не расценит ли посетитель
крещение, являющееся обязательным условием членства, очередным «религиозным барьером»?
Призыв «приходи таким, какой ты есть, Бог примет тебя в любом виде» тесно связан с движением
терпимости, ко¬торое сегодня набирает популярность в светском обществе.
На приведенном мной выше примере вы видите, что эта философия приводит к серьезным
разочарованиям в вере. Определить же, истинное ли то или иное учение, мы мо¬жем не по
последствиям, к которым оно рано или поздно приведет, а по тому, имеет ли оно библейское
основание. Выдержит ли это учение проверку Словом Божьим?
Основано ли на Библии приглашение «приходи таким, какой ты есть»? Несомненно, оно отражает
библейский прин¬цип, по которому для Бога «вся праведность наша — как запачканная одежда» (Ис.
64:6). Мы не можем заработать спасение, не можем очистить себя так, чтобы Бог принял нас. Но
значит ли это, что мы можем такими и оставаться?
Джон Макуджина, ученый, скрупулезно исследовавший движение за современную христианскую
музыку, отметил следующее:
В отличие от большинства консервативных проповед¬ников. которые призывают очистить себя перед
приня¬тием Христа, у движения за Иисуса (с которого и на¬чалось движение за современную
христианскую музыку) более библейский подход: Приходите такими, какие вы есть!» Проблема, однако,
состоит в том, что обычно это означает не только прийти таким, как ты есть, но и остаться таким, как
ты есть — не изменять своих му¬зыкальных пристрастий, манеры говорить и одеваться, поведения в
обществе.1
Я слышал только одно библейское подтверждение этому учению. Это история из восьмой главы
Евангелия от Иоанна, где говорится о женщине, пойманной в прелюбо¬деянии. Однако не стоит
забывать, что после того, как фа¬рисеи разошлись, Иисус сказал женщине: «Я не осуждаю тебя; иди и
больше не греши». Иисус не принял ее такой, какой она была — Он повелел ей измениться. Иисус не
принимает и нас такими, какие мы есть. Когда мы стано¬вимся Его учениками, Он повелевает нам
измениться и больше не грешить, обратиться от идолов к Нему, отречь¬ся от похотей мира сего и
возлюбить Его.
В Библии нет никакого подтверждения тому, что суще¬ствует Бог, который принимает человека
«таким, какой он есть». Богу не угодна наша самооценка, наша запачканная одежда. Поразмышляйте,
и вы убедитесь в этом сами. Мы знаем, что Бог — свят, что Он ненавидит грех (десять за¬поведей в
Исходе 20:1-17; Прит. 6:16; Зах. 8:17; Мал. 2:16). Мы знаем, что Бог милостив к раскаявшимся
греш¬никам (2 Пар. 7:14; Иез. 18:21-22; Иер. 18:8; 2 Пет. 3:9). Он принимает нас только тогда, когда
мы приходим к Нему через Иисуса Христа (Ин. 14:6), а Иисус не примет грех грешника. Он утверждал,
что покаяние в грехах нужно всем, а не только фарисеям.
В Послании к римлянам 8:29 сказано, что мы не оста¬емся такими, какими мы были. Бог начинает
уподоблять нас Христу. Мы отдаляемся от всего мирского и прибли¬жаемся к святости. Из Первого
послания к коринфянам 6:9-10 и из всего Первого послания Иоанна со всей оче¬видностью следует,
что мы не можем продолжать жить во грехе и при этом надеяться, что Бог примет нас. А в Пер¬вом
послании Петра 2:11 даже содержится призыв «уда¬ляться от плотских похотей, восстающих на душу».
Новый Завет учит, что настоящее обращение приводит к измененной — и изменяющейся — жизни.
Преобразо¬вание начинается изнутри, с «нового сердца» и «нового духа» (Иез. 36:26), и, по мере того
как мы питаем себя Словом Божьим, отдаем всю свою жизнь Богу, а не миру, наш разум обновляется,
и мы становимся «подобными об¬разу Сына», образу Христа (Рим. 8:29; 2 Кор. 3:18). «Не
сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего», — сказано в Послании к
римлянам 12:2. Первая часть этого повеления дословно значит: «Не упо¬добляйтесь миру».
Любой честный человек, изучающий Библию, согласится, что учение о безусловном Божьем принятии,
по меньшей мере, является заблуждением. Мы не можем явиться перед Богом такими, какие мы есть,
не исповедуя свои грехи или даже не замечая их, и ожидать при этом, что Бог примет нас. Если мы
тащим с собой в церковь свою любимую мирскую музыку, манеру общаться и одеваться, разве
мо¬жем мы ожидать благословения?! Писание не дает нам повода так думать. Нам не хотелось бы,
чтобы люди, ищу¬щие Бога, но еще не присоединившиеся к церкви, думали, что Бог примет их, даже
если они будут продолжать гре¬шить. Но именно эта мысль раздается во многих церквах, слетает с
уст многих молодежных пасторов. Служители, для которых главное — привлечь в церковь еще не
обративших¬ся, обращают особое внимание на Божью милость, на Его желание принимать грешников
и, чтобы не обидеть неверу¬ющих, никогда не говорят о том. что Бог осуждает.
Это учение настолько популярно в некоторых общинах, что одни христиане не могут подвергнуть
сомнению пра¬вильность поведения или личные предпочтения других христиан. Если вы попытаетесь
в любви обличить брата или сестру, вас обвинят в том, что вы осуждаете их. А если вы осмелитесь
при этом процитировать Писание, вас назо-вут фарисеем. И если в церкви критикуют то, что кому- то
нравится, то такую церковь считают законнической.
Если Бог принимает меня таким, какой я есть, значит, Он принимает и мои предпочтения в
поклонении. И если мое сердце праведно перед Богом, кто имеет право требовать от меня, чтобы я
каждое воскресенье являлся на служе¬ние? Бог знает, что я не совершенен, но Он все же любит меня,
поэтому кто, кроме Него, может требовать у меня отчет за мои поступки? Сегодня в мире очень
популярно быть терпимым, подобные рассуждения — дань мирской моде. Считается, что терпимый
человек — это такой че¬ловек. который призывает к равноправию и уважает сво¬боду выбора каждого,
не осуждает образ жизни другого, так как каждый может жить так, как ему хочется, и
руковод¬ствоваться своими предпочтениями. Я хочу, чтобы вы поняли меня правильно: я не
превозношу закон над благо¬датью, а внешнее проявление — над внутренним содержа¬нием. Я
только хочу сказать, что, избегая законничества — крайности, в которую церковь впала в семидесятых
годах двадцатого века, — в начале нового тысячелетия мы по¬пали в другую крайность.
В этой новой Церкви Вседозволенности гораздо важнее проявлять терпимость к мирским
пристрастиям и образу жизни, нежели говорить о библейских принципах. В ней нельзя подвергать
сомнению пристрастия людей, а если вы все же рискнули это сделать, то незамедлительно долж¬ны
обосновать свою критику на конкретном отрывке Писания. (Позже мы увидим, что сами приверженцы
со¬временной музыки в поклонении, отстаивая свои убежде¬ния. не всегда придерживаются этого
принципа.) Понятно, что из-за лицеприятия, царящего в церкви, традициона¬листы боятся поднимать
вопрос о музыке. С другой сто¬роны, атмосфера вседозволенности объясняет, почему мно¬гие так
легко, не рассуждая о последствиях, принимают современную христианскую музыку.
«Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю
Отца Моего Небесного» (Мтф. 7:21) — это истина. «Бог примет тебя таким, какой ты есть» — это
отъявленная ложь.
Я твердо уверен, что современная христианская музыка столь широко распространилась в церквах
только пото¬му, что мы не можем заметить действие этого принципа терпимости и опровергнуть его.
Вполне возможно, что мы изо всех сил стараемся не дать повода назвать себя за¬конниками. Мы
променяли непреложность библейских принципов на терпимость ко всему мирскому, почему же нас
теперь удивляет, что вместе с музыкой в церковь про¬никает столько негативного? Благодаря
большой лжи о том, что Бог принимает нас такими, какие мы есть, и по¬рожденным ею маленьким
обманом, который мы рассмот¬рим ниже, современная музыка прочно утвердилась на наших
богослужениях. Эта ложь позволила безнравствен¬ности и разделению проникнуть в наши церкви.

Безнравственность

Сатана, пытаясь лишить христиан их доброй репутации, очень часто старается внушить им. что им
нужно отка¬заться от ложной скромности и быть раскрепощенными в вопросах сексуальности. С
большим успехом он использует этот метод по отношению к неверующим, удерживая их в плену у
безнравственности. Желаемого результата он до-стигает при помощи обворожительной музыки,
обворожи¬тельных исполнителей, сексуальных образов, алкоголя и наркотиков. Может ли сатана на
эту удочку поймать и христианина? И может, и ловит.
Когда мы позволили рок-музыке (во всех ее разновид¬ностях) присутствовать на богослужении, мы
открыли две¬ри безнравственности, с которой неизбежно ассоциируется эта музыка. На первый взгляд
это не очевидно. Мы не играем на собраниях хард-рок — вместо него мы исполь¬зуем более
приемлемые, мягкие разновидности этого стиля: легкий рок, поп-рок, кантри-рок, легкий джаз. Эта
музы¬ка призвана создавать романтическое настроение, чувство влюбленности в Бога — именно
этого ощущения мы до¬биваемся при поклонении. Все эти жанры рока более- менее мелодичны, но
все же они содержат в себе части¬цу рока, которая воздействует на нашу плоть и напоми¬нает нам о
пристрастиях в мирской музыке.
Несмотря на все наши попытки обуздать этого музы¬кального монстра, святые Божьи обольщаются
современ¬ной христианской музыкой. Эта музыка в состоянии по¬дорвать моральные устои любого
христианина, как бы прочно, с его точки зрения, он ни стоял на ногах. Какие же существуют признаки
проникновения безнравственно¬сти в церкви? Об этом мы поговорим в 6-й главе, которая называется
«Соблазн святым».


Разделение

Отношение новаторов к тем, кто пытается помешать использованию современной музыки в церкви,
можно пере¬дать одним предложением: «Давайте будем молиться за этих несчастных, связанных
традициями по рукам и ногам людей, которые просто не понимают сущности поклонения. Они
препятствуют Богу в исполнении Его замыслов», — говорят они. Я не выдумал это — я сам раньше
думал так.
Такое отношение ведет к разделению в церкви. Я думаю, что многие музыкальные руководители
поддались на эту уловку, как это было и в моем случае. Эти люди верят в то, что Бог хочет свершить
особые дела и поэтому вдохнов¬ляет их использовать новые музыкальные жанры. Всех, кто
становится у них на пути, они называют законниками, фа-рисеями, всем они доказывают свою
правоту, используя доводы, о которых речь пойдет несколько позже.
Каждый, кто осмеливается противостоять современной христианской музыке, понимает, что он может
выбрать лишь одно из двух: либо смириться, либо искать другую церковь. Даже у некоторых пасторов
сформировалось та¬кое же отношение к этой проблеме. В седьмой главе под названием
«Раскалывание церквей » я покажу, почему дух разделения является непосредственным результатом
отно¬шения новаторов к несогласным, почему традиционалисты не находят в себе сил дать им
надлежащий ответ и в большинстве случаев уходят из церкви.
ее дальнейшее использование. Доводы, которые они фор¬мулируют на основании этого утверждения,
выглядят совершенно логично; многие христиане, а особенно те, кто считает, что подвергать музыку
сомнению — значит быть законником, с легкостью принимают их. Но эти доводы построены на ложном
утверждении, которое лишает нас возможности отличить истину от неправды.
В следующих главах мы рассмотрим такие доводы:
• использование современной христианской музыки — вопрос личного предпочтения;
• мы всего лишь стремимся привлечь неспасенных; А музыка не имеет отношения к нравственности;
• если Бог создал музыку, не значит ли это, что лю¬бая музыка хороша?
• покажите мне, где в Библии сказано, что рок-музыка олицетворяет собою зло;
• разве Библия запрещает использовать разную му¬зыку, чтобы привлечь людей?
• служение, на котором звучит разная музыка, понра¬вится всем;
• в поклонении имеет значение состояние нашего сер¬дца, а не музыка;
• разве Мартин Лютер и братья Уэсли не использо¬вали современную музыку в церкви?
• современные песни петь легче, чем старые гимны; / разве Бог не использует современную музыку,
чтобы спасти подростков?
Ниже мы убедимся, что эти доводы ошибочны или об¬манчивы. Я знаю, что некоторые защитники
современной музыки требуют от каждого, кто подвергает критике му-зыкальные нововведения,
подтвердить свои слова Словом Божьим. Меня это умиляет, так как большинство сторон¬ников
современной христианской музыки, которых я знаю или о которых читал, сами этого не делают.
Однако я принимаю вызов. Везде, где только возможно, я буду под¬тверждать свои слова отрывками
из Писания.

Серьезное обвинение

Почему в росте безнравственности, в увеличении числа расколов, в искажении истины мы обвиняем
только совре¬менную христианскую музыку? Разве не может все выше-перечисленное быть
последствием другого явления? Да, может. Однако только музыка во многих церквах оказы¬вает такое
большое влияние и имеет такое большое значе¬ние. Музыкальная часть сегодня — главная в
поклонении. Руководители музыкального служения пропагандируют современные стили на каждом
собрании, при этом на му¬зыку отводится больше времени, чем на другие элементы богослужения.
Церковное руководство, сознательно или нет, позволяя современной музыке звучать на служении, тем
самым одобряет ее. Нас подталкивают к мысли, что нет ничего страшного в том, если в церкви будет
звучать со¬временная музыка. Наоборот, скорее всего, нам кажется, что, отказавшись от старой,
нудной, традиционной музыки, мы совершим богоугодное дело.
Многие верующие считают, что только при помощи современной музыки можно по-настоящему
прославлять Бога и поклоняться Ему. (Вы думаете, что я преувеличи¬ваю? Тогда лишите их этой
музыки и проследите за их реакцией!) Некоторые пастора считают, что современная музыка делает
богослужение более привлекательным для невоцерковленных людей, а это самое главное, думают
они. Популярные книги о том, как добиться роста церкви, особое внимание обращают на значимость
современной музыки, и эти книги оказывают на пасторов и музыкальных служи¬телей огромное
влияние.
Насколько важна современная музыка для современных церквей? Вот что Рик Уоррен (известный
пастор калифорнийской церкви «Сэдделбэк Комьюнити», о котором мы уже упоминали) ответил на
вопрос о том, что он изменил бы в своей церкви, если бы у него была возможность на¬чать все
сначала.
С первого же дня существования новой церкви я бы вкладывал больше сил и денет в создание
первоклассного музыкального служения, которое бы соответствовало на¬шим целям. В первый год
своего служения в «Сэдделбэк Комьюнити» я допустил ошибку и недооценил значение музыки,
поэтому сократил ее использование на служениях до минимума. Сейчас я сожалею об этом.2
Я привел цитату из книги Уоррена, потому что она стала настольной книгой для многих пасторов
фундамен¬талистских и евангельских церквей, которые стремятся сделать богослужение в своих
церквах более современным и более привлекательным для неверующих. Книга Рика Уоррена
положила начало новому движению. Согласно сайту Целеустремленной церкви (www.purposedriven.
com), более двухсот тысяч человек прошли обучение методам Уоррена и тысячи церквей сегодня
применяют эти методы на практике. В книге «Целеустремленная церковь» есть глава, посвященная
важности использования современной христианской музыки для привлечения людей. Я прочел эту
книгу, поэтому знаком с музыкальной философией Уоррена.
Музыка создает атмосферу богослужения, тексты песен провозглашают учение и наше понимание
Бога. В частно¬сти Уоррен дальше замечает:
Избирая стиль музыкального служения в церкви, вы тем самым принимаете очень серьезное (и
спорное) ре¬шение в жизни своей церкви. Вполне возможно, что от этого будет зависеть, кого найдет
ваша церковь для Христа и будет ли она расти количественно.1
Эти слова пастора Уоррена демонстрируют, что совре¬менная христианская музыка — это главный
фактор ус¬пеха для современной церкви. Но Уоррен не обосновыва¬ет Писанием, почему он возводит
музыку на такой высо¬кий пьедестал, он высказывает лишь свое личное мнение. И в
противоположность этому в следующих главах этой книги я покажу, что отведение музыке столь
важной роли — это не по-библейски. Используя современную музыку на богослужении, мы раним
целое поколение - пожилых хри¬стиан, даем повод для раскола в церкви, пропагандируем
безнравственность, эгоизм и разделение для молодого по¬коления.
Любому руководителю, который положительно относится к современной христианской музыке, нелегко
читать все эти обвинения. Никто не знает это лучше меня. Хочу признаться, что и я был обольщен
своими похотями и эго¬измом. Эта отъявленная ложь со всеми ее ложными до¬водами пленила меня.
Я на себе испытал ее греховные последствия, о которых уже упоминал выше. Из-за моей
приверженности современной христианской музыке почти распался мой брак, возникли сложные
семейные проблемы, изменились взаимоотношения с Христом.
Несмотря на все мои старания, моя музыка не произво¬дила в людях доброго плода святости и
послушания. Возможно те, кто лично не знаком со мной, могут поду¬мать, что проблема была не в
служении, а во мне, что я занимался не тем, чем нужно, и современная христианская музыка тут не
причем. Но в свое время многие сторонни¬ки современной музыки убеждали меня в том, что у меня
«дар Божий» вести прославление и поклонение. Не один пастор, не один руководитель деноминации,
не один музы¬кант, не один член церкви говорил мне, что это так. Как же мог такой «одаренный»
человек потерпеть неудачу?
Мне пришлось буквально спасаться бегством от тлет¬ворного влияния современной христианской
музыки. Выход из этого движения для меня был (и остается до сих пор) очень болезненным, но
смиряющим, так как я считал, что лучше всех разбираюсь в музыкальном служе¬нии. Поэтому мне
тяжело писать эту книгу. Я не люблю ошибаться в том, что делаю для Господа! Я потратил много
времени, создавая музыку для Него, — неужели все впустую? Может быть, нужно было заняться каким-
ни¬будь другим, более полезным делом? Я очень печалюсь, когда огорчаю своего Господа и
Спасителя. Мне больно видеть, как современная музыка влияет на Его церкви. Но, может быть, мой
опыт поможет кому-то не попасть в эту ловушку современной христианской музыки или даже
вырваться из нее.

Какое поклонение Бог принимает?

В своих комментариях к псалмам Мэттью Генри отме¬тил:
Чтобы Бог принял наше посвящение, мы обязатель¬но должны быть праведными перед Ним (потому
что только молитва праведного благоугодна Ему). Посему нам необходимо иметь правильное
представление о блаженстве и избрать правильный путь, ведущий к нему.4
В псалме 50:17-19 Давид дает определение поклонения, которое угодно Богу. Я просто не могу не
привести его здесь.
Господи! отверзи уста мои, и уста мои возвестят хва¬лу Твою: ибо жертвы Ты не желаешь, — я дал бы
ее; к всесожжению не благоволишь. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и
смиренного Ты не презришь. Боже.

Как мы должны организовывать совместное поклонение?

О поклонении более подробно мы поговорим в следую¬щей главе, которая называется «Что такое
истинное „по¬клонение сердца"?» Описывая, какие проблемы создает в церкви современная
христианская музыка, я призываю ее приверженцев присоединиться ко мне в борьбе против нее:
• давайте откажемся от использования мирской со¬временной христианской музыки на наших
собраниях;
• давайте вернемся к использованию традиционной музыки на богослужении.
Здесь я буквально слышу стон, вырывающийся из груди приверженцев современной музыки: «Нет!
Только не эти скучные мертвые служения! Я ни за что не откажусь от современной музыки!» А кто-то
уже придумал новую ав¬томобильную наклейку: «Вы будете петь старые песни только над моим
остывающим телом!» Годы пропаганды современной христианской музыки убедили многих, что
на¬стоящее, искреннее, разнообразное поклонение невозможно без ее использования, а это
означает, что любое консерва¬тивное служение — неизбежно поддельное и мертвое. Именно так
вначале думал и я, оставляя церковь с совре¬менной музыкой и возвращаясь в церковь с
консерватив¬ным музыкальным служением.
Но я все же хочу обнадежить тех приверженцев со¬временной христианской музыки, которые
отважатся на предложенные мною перемены. Вы сможете поклоняться Богу, ощущать Его
присутствие, исполняться Духом Свя¬тым без этой музыки, без ведущих поклонение, с хоро¬шими
старыми гимнами и современными нероковыми пес¬нями. Бог обитает среди славословия народа
Своего там, где нет противоречивой музыки и представлений, которые как две капли воды похожи на
мирские. Я знаю об этом не понаслышке, потому что в моей церкви именно такое поклонения.
А тем, кто сомневается, сможет ли он вернуться обратно, я расскажу, как поклоняются в нашей
церкви без исполь¬зования современной музыки. Наша церковь интернаци-ональная, к ней
принадлежит несколько испанских семей, и мы, поклоняясь вместе без современной музыки, не
ис¬пытываем необходимости в подборе какой-то особой, наци-ональной музыки, мы искренни в своем
поклонении. Тем, кто все же захочет изменить поклонение в своей церкви, я дам несколько советов о
том, как выбрать правильную музыку для поклонения Богу.

Глава 4
Что такое истинное «поклонение сердца»?

Время от времени я участвую в интернетовском форуме музыкальных руководителей церкви. Форумы
в сети по¬хожи на доску объявлений. Кто-то задает вопрос, а другие отвечают на него или реагируют
на ответы участников. Темы этого форума касаются музыки и поклонения в церкви. Именно на этом
форуме я впервые услышал кра¬сивое выражение «поклонение сердца».
Участники форума давали разные объяснения тому, что это выражение означает. Я сперва подумал,
что оно воз¬никло из представления о том, что Бог в первую очередь смотрит на внутреннего
человека (на сердце). Однако когда мне объяснили, что имеется в виду под этой фра¬зой, я понял,
что люди, ее использующие, кривят душой. Смысл «святых» слов искажается, и они становятся еще
одним ложным доводом в поддержку современной христи¬анской музыки.
Обычно на форуме о «поклонении сердца» вспоминали тогда, когда надо было дать отпор тому, кто
сомневался в правомерности использования современной христианской музыки на богослужении.
«Всем ли членам вашей церк¬ви нравится музыка, которую вы выбираете? — Они про¬сто не
понимают, что такое „поклонение сердца"». «Раз¬ве у вас не возникают проблемы с тем, как
одеваются женщины, ведущие поклонение? - Нам не нужны ника¬кие правила, главное — „поклонение
сердца"». «Мне нра¬вится панк-музыка, принимает ли меня таким Бог? — Стиль музыки не имеет
значения, самое главное — „покло¬нение сердца"». Я не придумал эти вопросы и ответы - они были
представлены на форуме.
Я не утверждаю, что внутреннее содержание поклоне¬ния менее важно, чем его форма. Я уверен, что
пропаган¬дисты современной музыки думают так же. Наоборот, я согласен с тем, что внутреннее
отношение — это самое главное1. Но я не разделяю их точку зрения на то, что такое истинное
«поклонение сердца». Употребляют ли приверженцы современной музыки в церкви выражение
«поклонение сердца» в библейском смысле? Я изучил са¬мые разные позиции, которые занимают
церкви, использу¬ющие современную музыку на богослужении, и обсудил ар¬гументы этих церквей он-
лайн с другими музыкальными руководителями. Если бы мне позволяло время и место, я привел бы
десятки их аргументов, которые, по сути, ничем не отличаются друг от друга. Некоторые церкви
признают авторитет Библии, но не следуют ей. Другие руководству¬ются Библией во всем, кроме
музыки. Но все авторы, за¬щищающие современную музыку, делают утверждения, по¬пулярные в их
кругах, но не основанные на Библии.
Боюсь, большинство новаторских церквей (как, впрочем, и некоторые традиционалистские) не
понимают, что такое настоящее, библейское поклонение сердца. Организовывая поклонение в своих
церквах, они руководствуются не Сло¬вом Божьим, а своими потребностями. Почему это страшно?
Потому что Бог не благословит нас и не примет наше по¬клонение, если мы будем руководствоваться
не требовани¬ями Слова Божьего, а собственными принципами. Разве человек может выбирать, как
поклоняться Богу? Может ли горшок выбирать, как ему реагировать на прикосновение Горшечника?
Разве не разгневается на нас Бог, если мы будем по себе мерить, а не по Слову мерить, как Ему
по¬клоняться?
Отсюда сам собой напрашивается вопрос: есть ли в Слове Божьем какое-либо четкое указание о том,
как сле¬дует поклоняться Богу? Да, конечно! Занимаясь изучением этой темы, я полностью изменил
свою точку зрения на богослужение. Всех руководителей церквей я призываю: примите мой вызов и
исследуйте вопрос о том, каким должно быть поклонение.

Разное значение

Прежде чем перейти к рассмотрению вопроса о том, каким должно быть поклонение, мы должны
понять, что новаторы и традиционалисты говорят на разных языках. Новаторы изменили значение
слова «поклонение», чтобы оно соответствовало философии движения за современ¬ную
христианскую музыку. Поклоняться уже не значит преклонять колени в благоговении и смирении перед
свя¬тым Богом, как то описано в Библии. Значение этого слова настолько расширили, что теперь оно,
кроме выше¬названного смысла, включает в себя всевозможные формы поклонения: музыку, танцы,
сценки и др. Это слово мо¬жет обозначать как само служение, так и все, что проис¬ходит во время
служения.
Меня очень беспокоит, что значение этого слова изме¬нилось — это должно настораживать каждого
верующего. Слова в Библии на языке оригинала имеют особые, бого-духновенные и безошибочные
значения. Нам нужно быть предельно осторожными, чтобы не изменить смысл слов Писания,
расширяя их значения в угоду современным представлениям. Господь Иисус ясно дал нам понять, что
мы ответим за каждое свое слово (Мтф. 12:36-37). Что же на самом деле обозначает слово
поклонение»? Как нам определить, что есть на самом деле «сердце», оставаясь при этом верными
Библии? Бог в своем Слове дал нам конкретное определение.

Библейское поклонение

Давайте для начала рассмотрим значение слова «покло¬нение». В четвертом издании Уэбстерского
словаря «New World College» дается такое определение: «благоговение перед каким-либо божеством,
посвященность ему; религи¬озное почитание». Это слово («worship») состоит из двух староанглийских
слов германского происхождения: «worth» (почитать) и «ship» (создавать). С точки зрения этимологии
данного английского слова, «поклоняться» — значит «со¬здавать почитание» Бога действиями и
словами. Иногда го-ворят, что поклонение — это «приписывание чести и до¬стоинства Богу».
Слово «поклонение» было выбрано переводчиками Биб¬лии, потому что оно лучше всего передает
смысл соответ¬ствующих слов в древнееврейском и древнегреческом языках. Однако, как мы увидим
чуть ниже, это слово не раскрывает в полной мере библейскую идею поклонения Богу. С моей точки
зрения, именно неправильное понима¬ние этого библейского слова приводит к тому, что мы
придумываем формы поклонения, неугодные Богу. Недоста¬ток знания, которое могло бы сдерживать
нас, позволяет процветать самым странным идеям о том, как нам следует поклоняться Богу. Вот
почему каждый христианин дол¬жен уметь пользоваться словарями еврейского и гречес¬кого языков,
такими как симфония Стронга. В нашем распоряжении находится столько книг и компьютерных
программ, помогающих изучать Библию, что нам не нуж¬но быть знатоками древних языков, чтобы
правильно понять Слово Божье.
В Ветхом Завете еврейское слово «шаха», переведенное как «поклоняться», обозначает «падать ниц
(особенно в благоговении перед царственной особой или Богом); скло¬няться; преклонять колени;
смиренно просить». В Новом Завете греческое слово «проскюнео», которое чаще всего переводится
как «поклоняться», обозначает «целовать так, как пес лижет руку хозяина; преклонять колени; падать
ниц в почтении».
На Среднем Востоке, особенно в Персии, которая ока¬зывала огромное влияние на все окружающие
страны, было принято приветствовать человека в соответствии с его положением в обществе.
Зодиатес красочно описывает, что тогда означало слово «проскюнео».
Люди одного и того же ранга приветствовали друг друга поцелуем в губы. При небольшом различии в
со¬циальном положении они целовали друг друга в щеку. Когда же представителю низшего сословия
нужно было поприветствовать представителя высшего сословия, он падал на колени и бил челом или
просто падал ниц, осыпая поцелуями стоящего перед ним.
Именно этот последний вид приветствия описывается греческим словом «проскюнео». В Новом
Завете оно обычно обозначает почтение или благоговение перед кем-либо, выражающееся в
коленопреклонении или па¬дении ниц.1
Когда мы поклоняемся Богу, поклоняемся ли мы Ему с такими чувствами? Одна мысль о том, что
нужно уподо¬биться собаке, покорно лижущей руку своего хозяина, бро¬сает в дрожь некоторых
новаторов, которые предпочитают сохранять свое достоинство во время поклонения. Давайте будем
откровенными: нам намного приятнее возвышать са¬мих себя, чем ждать, когда Бог возвысит нас. Но
Петр на¬писал в своем первом послании: «Итак, смиритесь под креп¬кую руку Божию, да вознесет вас
в свое время» (1 Пет. 5:0).
Нужно ли нам принимать во внимание, в какой позе поклонялись люди в прошлом? Следует ли нам
букваль¬но падать ниц, когда мы поклоняемся Богу так, как это делали наши духовные праотцы?
Ответить утвердитель¬но на этот вопрос нам довольно сложно, особенно если на память приходит
телевизионная картинка, на которой, на¬пример, мусульмане совершают свои молитвы,
распростер¬шись по земле — занимая позу, которая внешне отвеча¬ет требованиям поклонения. Но
Бог смотрит на наши сердца, Его не обманешь формой поклонения, Он желает видеть в нас
сокрушенное, смиренное, преданное сердце.
Как же быть верующим, живущим в век благодати? Нам не следует больше исполнять установленные
ритуа¬лы, мы должны поклоняться Богу «в духе и истине» (Ин. 4:24). Когда сатана искушал Иисуса
(Мтф. 4:8-10), тот объяснил, что значит поклоняться в истине: «Написано...». Отвечая сатане, Иисус
процитировал ветхозаветный закон: «Господа. Бога твоего, бойся, и Ему одному служи...» (Втор. 6:13).
Наше поклонение должно быть основано на исти¬не, которая «написана», мы не имеем права
руководство-ваться своим опытом, своими чувствами, своими представ¬лениями о том, что нужно
людям, искаженной истиной, где человек — главный.
Что же значит поклоняться Богу в духе? Варне объяс¬няет это так:
Поскольку Бог есть Дух, Он обитает не в рукотвор¬ных храмах (Деян. 7:48) и поклоняются Ему не
дела¬ми рук человеческих, как будто Он нуждается в чем- то. Он дает жизнь всему сущему и дыхание
всякому живому существу (Деян. 17:25). Бог желает чистого, святого, духовного поклонения —
жертвоприношения души, а не тела почтения сердца, а не славословия уст (курсив мой).2
Как мы можем быть уверены, что поклоняемся Богу одновременно и в духе, и в истине? В своих
«Коммента¬риях» Адам Кларк отмечает:
Человек поклоняется Богу в духе, когда под влиянием Духа Святого он приносит все свои чувства,
стремления и желания к престолу Божьему. Человек поклоняется Богу в истине, когда в каждом
порыве своего сердца, в каждом действии при поклонении он подчиняет себя водительству Слова
Божьего.

Полное подчинение

Понятно ли вам сейчас, что на самом деле означает «поклонение сердца»? Приближаясь к Богу, мы
должны подчинить Ему свое сердце. Нам нечего предложить Богу, кроме своей преданности и
послушания. Мы должны спро¬сить себя, соответствует ли наше поклонение истинному значению
этого слова. А может, наше служение не соот¬ветствует библейскому представлению о поклонении?
Поклоняясь, мы должны быть очень осторожными, чтобы не превознести свои чувства над истиной, а
я не раз со¬вершал эту ошибку. «Смирись перед Господом Богом тво¬им», — такие слова есть в
одной из современных христи¬анских песен, которая раньше была одной из моих самых любимых. При
помощи этой песни я «приводил людей в присутствие Божье» (стандартная фраза руководителя
музыкального служения). Слова этой песни взяты из Послания Иакова 4:10.
Смирись перед Господом Богом твоим,
И Он возвысит тебя, выше и выше (курсив мой).3
В Послании Иакова нет слов «выше и выше». Я не знаю, по какой причине они были добавлены
автором песни, но считаю, что они иллюстрируют основное заблуждение новаторов в вопросе
поклонения: Бог хочет утвердить нас через поклонение, давая нам почувствовать, что мы
под¬нимаемся все выше и выше, Он хочет, чтобы мы были до-вольны собой.
Из своего опыта я знаю, что приверженцы современ¬ного стиля поклонения любят поднимать глаза и
прости¬рать руки к Богу, называя это поклонением. Однако, как мы уже видели в этой главе,
поклоняться — это не зна¬чит поднимать взоры и чувствовать эмоциональный подъем, поклоняться
— значит преклонять колени и сми¬ряться. Если мы ищем других ощущений в поклонении, значит, мы
руководствуемся собственными домыслами и делаем человека с его переживаниями мерилом того,
что верно, а что — нет. Я вспоминаю, как я в первый раз, по¬клоняясь Богу, поднял голову (до этого я
всегда молился со склоненной головой). На меня подействовала молитва одного верующего-
харизмата на нашем общегородском мо¬литвенном собрании. Я помню, как хорошо я почувство¬вал
себя от осознания того, что я поклоняюсь с Богом, что я не червь, который должен ползать перед
Ним. Я был доволен собой!
Конечно же, Библия учит, что мы должны ощущать блаженство в Иисусе, но сейчас я понимаю, что
самоут¬верждение не входит в настоящее библейское поклонение. Если мы утверждаемся от
поклонения Богу, значит, мы не поклоняемся Богу. Мы поклоняемся себе. Бог вознесет нас, но не
тогда, когда мы, следуя современной музыкальной философии, якобы поклоняемся Ему. Мы должны
обра¬щать внимание на то, чему учит Писание.
Изучая Библию, я понял, что мы не имеем права руко¬водствоваться своими старыми желаниями и
привычками, поклоняясь святому Богу, если хотим, чтобы Он принял наше поклонение. Я убедился,
что Бог не примет наше поклонение, сопровождаемое музыкой, которую язычники используют,
совершая безнравственные поступки. Если я не прав, почему же тогда Бог так резко осудил
израиль¬тян за то, что они приносили Ему жертвы, используя язы¬ческие жертвенники и обряды? Наш
Бог — Бог ревни¬тель. Если вы это поймете, тогда вы раз и навсегда из¬мените форму музыкального
поклонения в своей церкви.
Кроме этого, я пришел к выводу, что в поклонении дол¬жен присутствовать страх Божий. Одного
приятного и весьма любимого новаторами ощущения того, что Бог — наш Отец, не достаточно.
Современная форма поклонения истребила во мне чувство страха, заменив его на приятное
ощущение своей полезности, которая достойна благослове¬ния. Я стал думать, что страх — это
пережитки Ветхо¬го Завета, а если кто-то говорил мне, что надо поклонять¬ся со страхом Божьим, я
называл его законником. Я по¬сетил множество разных современных служений поклоне¬ния, но ни
разу не видел, чтобы кто-нибудь поклонялся в страхе. Мы прилагали все усилия для того, чтобы люди
испытывали прямо противоположное чувство. Наши собра¬ния были нацелены на то, чтобы создать
ощущение бли¬зости Бога, чтобы люди думали, что Бог принимает их такими, какие они есть!

Чувство страха

Итак, мы видим, что истинное поклонение Богу должно порождать в поклоняющемся чувство страха по
отношению к объекту поклонения. Мы не должны бояться слова «страх» (это не игра слов). После
Второй мировой войны на слово «страх» в церкви было наложено табу, потому что понятие, которое
оно обозначает, не соответствовало нашей самооценке и учению о том, что Бог всех принимает. Тем
не менее, это слово по-прежнему находится в Библии. Вы думаете, что страх Божий перестал
существовать как явление после того, как была написана книга Малахии, завер¬шившая Ветхий Завет?
Почему же тогда Петр повелева¬ет нам «бояться Бога» (1 Пет. 2:17)? Может быть, вы ду-маете, что он
заповедует нам с благоговением относиться к Богу? Многие пастора и душепопечители именно так
по¬нимают этот стих. Но Петр использует греческое слово «фобос», которое в первую очередь
означает «бояться», «тре¬петать», «страшиться». Зачем пастора и душепопечители смягчают
значение этого слова? Может быть, они хотят сохранить высокую самооценку своих овец?
Комментируя этот стих, Барнс отмечает: «Священный трепет, или страх, является неотъемлемым
элементом лю¬бой религии, страх не столько перед наказанием или по-рицанием, не столько перед
страданием, сколько перед проступком». Обратите также внимание на Послание к колоссянам 3:22.
Иоанн в своем первом послании (4:18, где сказано, что в любви нет страха) не противоречит словам
Петра и Павла. Некоторые приверженцы современной музыки неправильно истолковывают данный
отрывок, пы-таясь оправдать свою позицию, согласно которой страх более не является частью наших
взаимоотношений с Бо¬гом. Но из контекста видно, что Иоанн утешает верую¬щих, которые по-
прежнему боятся вечного осуждения. Он убеждает их в том. что совершенная любовь в день суда даст
нам дерзновение, а не страх.

Непонимание ведет к заблуждению

Неверное понимание того, что такое поклонение сердца, ведет к заблуждению. Ответы на вопросы,
заданные на форуме, очень редко содержали в себе ссылки на Слово Божье. Авторы высказывали
только свои личные мнения. Некоторые ошибочные утверждения повторялись вновь и вновь, пока не
начинали казаться истинными.

Вот один из недавних примеров.

Вопрос: Я недавно стал христианином, но мне все еще нравится слушать панк-музыку. Должен ли я
пе¬рестать ее слушать?
Ответ: Богу важнее, чтобы вы поклонялись сердцем. Его не волнует стиль вашей музыки. Существует
много хорошей христианской панк-музыки.
Нет, Бога волнует и стиль музыки. Панк-музыка — это музыка бунтарей. Тот факт, что вы поменяли
слова и исполнителей, еще не означает, что у вас появилось пра¬во исполнять ее во время
поклонения. Ей нет места в новой христианской жизни. Я боюсь, что этот молодой человек так и
останется рабом своих прежних грешных привычек, если, получив одобрение музыкального
руково¬дителя, будет слушать христианский панк. Каждый раз, когда мы неверно понимаем
библейские принципы, мы вводим окружающих и себя в заблуждение, которое ведет ко греху. В
данном случае этого недавно уверовавшего человека ввели в заблуждение, сказав, что он может
про¬должать жить своими прежними интересами. Нам нуж¬но набраться смелости и опровергать
такой подход вся¬кий раз, когда мы с ним сталкиваемся.
Кроме этого, меня насторожило, что музыкальные руко¬водители, участвовавшие в форуме, весьма
негативно ре¬агировали, когда кто-то пытался обосновать свои взгляды на Слове Божьем. Высказывая
свое мнение, я постоянно цитировал Писание, и в ответ меня называли законником и фарисеем. При
этом обязательно присутствовала фраза о том. что сердце намного важнее разума. Остерегайтесь
каждого христианина, который негативно воспринимает Писание! Однако при этом сами правильно
толкуйте Сло¬во Божье, не вырывайте его слова из контекста; доказывая свою правоту на основании
Библии, не пытайтесь намерен¬но обидеть другого. Просто цитируйте Писание.
Сердце, по-настоящему поклоняющееся Богу, склоняет¬ся перед Ним и покоряется Его Слову, ни
больше, ни мень¬ше. Именно так относился к поклонению автор Послания к евреям: «Итак, мы,
приемля царство непоколебимое, бу¬дем хранить благодать, которою будем служить благоугодно
Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огонь поядающий» (Евр. 12:28-29). Если
руководитель поклонения поймет это, он (или она) уже не сможет оста¬ваться прежним! Его
музыкальные предпочтения изменят¬ся, и впредь он очень осторожно будет выбирать музыку для
поклонения святому Богу. Именно так было со мной: Бог использовал эти слова для того, чтобы
открыть мои глаза, чтобы показать мне, как я заблуждаюсь. Постигнув, что такое библейское
поклонение, мы перестаем защищать заблуждение, которое овладело церквами, использующими
современную христианскую музыку.
Даже некоторые исполнители современной христианской музыки понимают, что их песни, их стиль
исполнения и образ их жизни не свидетельствуют о том. что они покло-няются сердцем. Джерри
Уильяме, лидер христианской рок-группы «Харвест», в начале 90-х годов прошлого века написал
песню под названием «Для чего ты поешь?». В этой песне он подверг критике тех исполнителей
современ¬ной музыки, которые продались поп-музыке и стали про¬поведовать «разбавленную» весть
о кресте Христовом. Он обвинил их в том. что они больше пекутся о своем внеш¬нем виде, манере
исполнения и личной славе, нежели о душе слушателей и славе Божьей.
Стив Кэмп, один из основателей христианского рока, записывающий на студии звукозаписи свои
христианские произведения, был настолько возмущен индустрией совре¬менной христианской музыки,
что опубликовал в интернете свои 107 тезисов, в которых призвал всех исполнителей отказаться от
желания заработать как можно больше денег и перестать идти на компромиссы. Он написал:
Музыка — это могущественное средство, данное Гос¬подом Иисусом Христом церкви, которое
предназнача¬ется для поклонения, прославления, ободрения, благове¬стив, назидания и
наставления... призыва народа Божь¬его к святости наравне с нашей первоочередной целью
«прославлять Бога и поклоняться Ему вечно». Но, воз¬любленные, змей компромисса прокрался в
наш лагерь за долгие годы жизни в показухе с извращенным уче¬нием и мирским отношением к
христианскому музы¬кальному служению.4
Мне хотелось бы завершить эту главу удивительной песней Мэтта Редмана, известного музыкального
руково¬дителя, называющейся «Поклонение сердца».

Замолкает песен звук. Затихает все вокруг,
И тогда я без притворства к трону подхожу.
Жажду положить я в дар
На божественный алтарь
То, чего желаешь Ты
Больше песни и мечты.
То, чего желаешь Ты
Больше чем поверхностности —
Сердца моего.
Я. описывая круг,
Вновь иду к Тебе, Иисус.
Поклонение Тебе только подобает.
Я склоняюсь пред Тобой
И прошу простить грех мой,
Что я пел не так, как Ты, а душа желает.5

Глава 5
Хочу свое MTV!

«Мы пытаемся привлечь неверующих» — именно таким образом обычно оправдывают использование
современной христианской музыки на богослужении.
Джон Макартур предупреждал, что стремлением сде¬лать церковь доступной «будет оправдываться
внедрение в церковь мирских увеселений. Привлечение „ищущих" или „неопределившихся с церковью"
будет осуществляться за счет потакания их плотским интересам».1 В своих ком¬ментариях на книгу
Деяний Макартур утверждает, что «компромисса можно избежать, если сделать Христа объектом
своего служения. Если же поставить перед собой цель служить людям, тогда очень сложно будет
избежать искушения не пойти на компромисс, достигая ее». Он аб¬солютно прав!
Но современная музыка звучит в церквах не только ради удовлетворения плотских интересов
«ищущих». Пришло время вывести на чистую воду тех церковных руководителей, которые
оправдывают использование совре¬менной музыки желанием привлечь «ищущих » на служе¬ние.
Чепуха! На самом деле в этих церквах современная музыка исполняется и для «святых». Проблема
заключа¬ется в том. что современная музыка не только привлекает неверующих тем, что она близка
их падшей человеческой природе, но еще и пробуждает греховную природу веру¬ющих. их «плоть», как
говорит Павел. В церквах, которые ориентированы на привлечение неверующих, и музыка будто бы
рассчитана на неверующих, однако это лишь отговорка, скрывающая настоящую причину
использова¬ния современной музыки на служениях. А причина, по которой эта музыка звучит в
церквах, заключается в том, что мы хотим слушать свою музыку в церкви, а не музыку наших
родителей и прародителей. В нас проявляются те же эгоистичные стремления, которые двигали
музыканта¬ми (60 — 70-х годов, с той лишь разницей, что мы их стара¬тельно скрываем под маской
христианского посвящения.
Я называю такое отношение выражением «хочу свое MTV!». Эта фраза была популярным рекламным
слоганом MTV в 80-х годах. Рекламный трюк был дьявольски умно придуман. На самом деле эта фраза
означала: «Я хочу слушать свою музыку тогда, когда мне нравится, и не взду¬майте мне говорить, что
я не могу этого делать». Мы по¬творствуем своим желаниям, а не уподобляемся Богу. Ис¬пользуя
современную музыку на богослужениях под пред¬логом эффективной евангелизации, мы заразили
этой бо¬лезнью церковь.
В 1996 году Эл Молер-младший, президент Южно-бап¬тистской семинарии, написал:
Потребительское отношение к жизни и материализм, процветающие в современной культуре, ввели в
соблазн многих евангельских верующих: они начали заниматься церковным маркетингом, а не
миссионерством. Что еще хуже, евангельские христиане идут на нравственные ком¬промиссы.
оправдывая это правом выбирать собственный образ жизни. Истинное библейское поклонение
зачастую вытесняется индустрией развлечений; вкусы аудитории и манера исполнения становятся
важнее простого и бо- гоцентричного поклонения. Наши церкви по-мирски живут, rio-мирски
поклоняются, по-мирски поступают. Поклонение Богу зачастую превращается в человекоцен- тричное
развлекательное мероприятие.2
А. Тозер, мудрый пастор, предвидел эту проблему еще пятьдесят лет назад. В 1948 году он писал:
Мне кажется, что никогда еще поклонение Богу не на¬ходилось в таком упадке. Во многих церквах
искусство поклонения полностью утрачено, и на смену ему пришла чужеродная «программа». Это
слово, позаимствованное у эстрады, теперь обозначает общие собрания, которые почему-то
считаются поклонением Богу.3
Впервые я столкнулся с проблемой, описанной этими людьми, когда был музыкальным руководителем
одной из церквей в Колорадо. Она возникала каждый раз, когда мы обсуждали, какое место должна
занимать современная музыка в богослужении. Эта проблема не лежала на по¬верхности, и
распознать ее было не очень легко. Подлин¬ная сущность происходящего скрывалась за обычными
доводами, осознать ее можно было лишь в том случае, если опровергнуть их все. Иногда настоящие
стремления нова¬торов становились видны, когда они, пытаясь защитить свою точку зрения,
обвиняли всех, кто сомневается в ее правильности, в фарисействе и лицемерии.
Обычно приверженцы современной музыки не отдают себе отчета в своих истинных намерениях.
Зачастую они и не подозревают, что ими движет. Дух Святой на протя¬жении многих лет подталкивал
меня осознать эту проблему и вступить в бой с неправильным отношением к музыке, но я
игнорировал Его подсказки. Я считал, что служу Богу музыкой с чистой совестью: все, что я делаю, я
делаю для Бога, а не для себя! Мне было трудно признать, что мною руководил эгоизм, поскольку
тогда мне пришлось бы пере-сматривать весь свой подход к служению.

Поколение демографического взрыва

В церкви потворствовать человеческим желаниям ста¬ло принято тогда, когда управлять ею стали
люди, рож¬денные в послевоенный период. И это произошло где-то в середине 80-х годов. Все
пастора церквей, ориентирован¬ных на неверующих, принадлежат именно к этому поко¬лению. Я сам
отношусь к этому поколению, достигшему зрелости в середине 70-х годов. Мое поколение иногда
называют поколением «Я»; сегодня, осуществляя церков¬ное руководство и неся служение, мы
вознесли это «Я» на пьедестал. Мы даже не думаем умирать для себя и жить по духу, мы
превратились в эдаких христиан-нарциссов, которым Иисус нужен только для самореализации. Этот
грех нашего поколения есть в каждой составляющей цер¬ковной жизни. Он повлиял и на музыкальное
служение: в церквах мы играем ту же музыку, какую играют в миру самовлюбленные нарциссы.
Мы считаем, что поклоняемся истинному Богу, однако наш эгоизм не позволяет нам воздавать хвалу
только Ему: наше поклонение становится все менее богоцентричным и все более
человекоцентричным. Посмотрите, как сформу¬лировали эту проблему авторы Кембриджской
декларации Евангельского альянса.
Утрата богоцентричности в жизни современной цер¬кви — прискорбный, но неопровержимый факт.
Вслед¬ствие этого поклонение стало развлечением, проповедь Евангелия — рынком, вера - учебной
программой, пра¬ведность — ощущением комфортности, верность — достижением успеха. В
результате Бог, Христос и Библия стали мало значить для нас.
Мы отрицаем, что можем надлежащим образом по¬клоняться Богу, если наше поклонение
превращается в развлечение, если мы пренебрегаем Законом или Евангелием в своих проповедях,
если приемлемой альтерна¬тивой Евангелия становятся самосовершенствование,
са¬моудовлетворение, высокая самооценка.4
В воскресной утренней проповеди 21 октября 2001 года Крзйг Скотт, старший пастор Вудсайдской
баптистской церкви в Денвере, в штате Колорадо, сказал, что мы все¬гда должны помнить о том, что
главный присутствующий на нашем служении — Бог, а не мы сами или наша па¬ства. Эта мысль
должна повлиять на все церковное слу¬жение, включая его музыкальную часть. Особенно важно не
забывать об этом моему поколению христиан.

Жертвы

В завершение этой главы я хочу сказать, что наше эго¬истическое отношение приводит к
многочисленным «жер¬твам». Используя современную музыку на богослужении, мы обижаем, а порой
и вынуждаем покинуть церковь хри¬стиан старшего поколения, обладающих ценным опытом, и других
преданных Богу верующих. Сбылись предсказания Макартура:
Чрезмерно увлекаясь погоней за неверующими, мы забываем о тех, кто является истинной церковью.
За¬частую мы начинаем пренебрегать духовными потреб¬ностями верующих, нанося ущерб Телу.5
Я бы добавил к этому, что мы были настолько увлече¬ны достижением совершенства в музыкальном
служении, что тешило наше эго и ублажало плотских верующих, что нанесли серьезный вред истинным
ученикам Христа, ко¬торые были среди нас.
Уважаемое старшее поколение наших церквей и та молодежь, которая разделяет взгляды старшего
поколения на музыку! Я надеюсь, вы понимаете теперь, что побуди¬ло нас отвергнуть дорогие
вашему, а также многим пре¬дыдущим поколениям сердцу гимны и духовные песни. Руководствуясь
желанием удовлетворить свои плотские похоти, мы взбунтовались против вашей музыки точно так же,
как поколение 60-х годов бунтовало против мирской музыки своих родителей. Несмотря на все ваши
возраже¬ния, мы продолжали считать свою новую музыку большим духовным вкладом с нашей
стороны и тем самым дали вам почувствовать, что ваши взгляды устарели. Я раскаива¬юсь и прошу
прощения за безрассудство моего поколения.
Но Бог поругаем не бывает. То, что мы посеяли, мы и пожнем. Поколение христиан, к которому я
принадлежу, сейчас проходит через суровые испытания, пожиная ужас¬ные последствия своих
действий: количество разводов в процентном отношении все увеличивается, все больше детей
остаются без отцов, подростков больше заботит этот мир, нежели святая жизнь. Господи, смилуйся
над нами!

Глава 6
Соблазн святым

Современная христианская музыка включает в себя множество различных музыкальных стилей с ярко
выра¬женным синкопированным ритмом: легкий рок, легкий джаз, рэп, поп-рок, однако прародитель у
этих стилей один рок-н-ролл. Эта музыка была придумана безнравственными людьми с
безнравственными целями; в мире песня, напи¬санная в этом стиле, всегда служит для выражения
без¬нравственности. Вы, наверное, уже слышали об этом раньше, но все же стоит еще раз напомнить:
термин «рок-н-ролл» возник из жаргонного выражения, обозначающего «зани¬маться сексом». Рок-
музыку в большинстве своем предпо¬читают сексуально распущенные люди, ее играют на
дис¬котеках и в стриптиз-барах, любят слушать пьяницы и наркоманы.
Как вы думаете, почему они выбирают именно эту му¬зыку? Ответ очевиден для каждого, кто знаком с
рок-музыкой. Признайтесь себе, как это сделал я. Нам нравится эта музыка из-за своего заводящего
ритма. Рок-музыка обладает способностью провоцировать нашу плоть и наш разум на определенные
безнравственные действия, иначе, зачем всем вышеназванным людям слушать рок-музыку? Если бы
это было не так, они бы нашли себе что-нибудь более подходящее для удовлетворения своих плотских
желаний.
Нет ничего удивительного в том, что эта музыка, кото¬рая делает акцент на чувственность и
бунтарство, побуж¬дает к безнравственным поступкам. Но я, как музыкаль¬ный руководитель-новатор,
вступал в полемику с каждым, кто говорил мне об этом. Обычно я бросал в лицо свое¬му противнику:
«Что-то я не припомню, чтобы во время прославления у нас совершались сексуальные оргии!» Как и
другие приверженцы современной музыки, я был слеп и не замечал, как мысли о сексе овладевают
участниками моей группы, я не желал признавать того, что наша музыка испорчена
безнравственностью. Если бы я признал это, то, честно говоря, не смог бы играть эту музыку с целью
привести людей в присутствие святого Бога.
Чтобы совесть не заставляла нас сомневаться, нам при¬шлось отрицать и то, что музыка вообще
способна оказы¬вать пагубное влияние на человека. Как мы это делали? Мы убеждали себя, что сама
музыка стоит вне морали. Стоит нам только убрать из песен безнравственный текст, изменить стиль
исполнения, и рок-музыку можно «безо¬пасно» использовать на богослужениях, рассуждали мы.
Приняв этот «разумный» довод, мы без всяких угрызений совести наслаждались своей музыкой в
полной уверенно¬сти, что своим роком прославляем Бога.
Сейчас я понимаю, что довод, которым мы успокаивали себя, был в корне неверным. Мы дали сатане
зеленую улицу к обольщению святых Божьих, позволили ему вну¬шить нам, что хорошо то, что хорошо
для нас, разреши¬ли ему помочь нам жить по плоти, а не по духу. Сата¬на всегда убеждает нас, что
то, что хорошо с точки зре¬ния Бога, на самом деле плохо. Если он смог заставить нас творить его
волю даже во время поклонения, разве это не означает, что он победил? Не виновны ли мы, подобно
из¬раильтянам, в том, что путаем истинное поклонение с идо¬лопоклонством?
Конечно же, мы не думаем, что мы идолопоклонники и распутники. Мы сосредоточены только на своих
чув¬ствах. Нам кажется, что исполнять рок-музыку на собра¬ниях безопасно, что мы очищаем ее,
потому что спасены и просим, чтобы Бог использовал эту музыку в Своих целях. Но это не так! Нам не
под силу отделить стиль музыки от тех аморальных ассоциаций, которые он вызы¬вает. Рок-музыка
неизбежно оказывает на христиан тлет¬ворное воздействие. Посмотрите, что сказал Павел в
По¬слании к ефесянам.
«...между которыми и мы все жили некогда по на¬шим плотским похотям, исполняя желания плоти и
по¬мыслов, и были по природе чадами гнева, как и про¬чие...» (Еф. 2:3).
«...отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а
обновить¬ся духом ума вашего и облечься в нового человека, со¬зданного по Богу, в праведности и
святости истины» (Еф. 4:22-24).
В христианах остается греховная природа (ветхий че¬ловек), которая постоянно противостоит новой
природе, данной Духом Святым. Рок-музыка представляет собой пример нашего прежнего образа
жизни, когда мы потвор¬ствовали желаниям своей плоти и разума, она питает вет¬хого человека,
который становится тем сильней, чем больше мы поддаемся своим похотям. Что касается желаний
нашей плоти, то нам предписано отложить их, а не об¬лечься в них. Нам следует постоянно
умерщвлять ветхую природу, а не питать ее.
Вместо этого сегодня поклонением называют такое поведение, которое раньше считалось постыдным
и безнрав¬ственным, если наблюдалось в церкви. Уточню, что я имею в виду.

Неприличная одежда

Не замечали ли вы, что некоторые женщины, поющие сольно или в группе прославления, часто
надевают слиш¬ком открытую, облегающую одежду, выступая перед всей церковью? Они пытаются
подражать светским певицам, которые умышленно одеваются так, чтобы соблазнить мужчин.
Женщины, апостол Павел повелел вам одеваться «со стыдливостью и целомудрием в приличные
одеяния» (1 Тим. 2:9). Он также сказал, что в нашей жизни не должно быть и намека на
безнравственность (Еф. 5:3). Моя жена Джуди говорит, что женщина своей одеждой не просто
намекает, она открыто объявляет о своих намерениях.
Я признаю, что моя ветхая природа иногда искушает меня, поэтому мне постоянно приходится
следить за собой, чтобы задушить в себе вожделение. Я не один такой. Таких мужчин и молодых
людей, как я, среди христиан миллионы. Женщины, не становитесь для нас камнем пре¬ткновения,
неприлично одеваясь.

Чувственные движения

Прилично ли христианке или христианину по-мирски танцевать и раскачиваться, прославляя в песне
Бога? Нет. Они так двигаются на сцене потому, что их вынуждает ритм рок-музыки, а не потому, что
они хотят танцевать перед Господом, как Давид.
Если же к неприличной одежде добавляются еще и чув¬ственные движения в танце, то тогда перед
мужской ча¬стью церкви оказывается не камень, а глыба преткновения.

Пыл не к месту опасен

Душевный подъем — важная составляющая часть по¬клонения, но в то же время это чувство может
стать ловушкой для опрометчивых людей. В вашей группе про¬славления есть и холостые, и
разведенные, и женатые? Если да, то нет никакой преграды для безнравственного поведения. Если
мужчины и женщины с неудовлетворен¬ными сексуальными потребностями будут в одной рок- группе
исполнять чувственную музыку, тогда устоять пе¬ред искушением и не совершить грех им будет очень
сложно. Современная христианская музыка создает бла¬гоприятную атмосферу, в которой женщина
легко может достичь эмоциональной близости с мужчиной. Проблема в том, что зачастую мужчина
оказывается чужим мужем. Это приводит к так называемой эмоциональной неверности, которая
впоследствии может закончиться физическим прелюбодеянием.
Участие в одной группе замужних и незамужних людей может стать причиной раздоров в семье. Этот
факт вы¬зывает ревность и недоверие у мужа или жены, которые не входят в состав группы. Джуди
замечала, что между некоторыми участниками моей группы были такие близ¬кие взаимоотношения,
каких не было в их семьях. Все это является камнем преткновения для супруги и супруга, ко¬торые не
задействованы в группе прославления. Даже если между членами группы нет физической близости, в
коллек¬тиве все равно создается атмосфера, которая так или иначе ослабляет брачные узы и может в
будущем стать причи¬ной расторжения брака. К несчастью, это произошло в одной из моих групп.
Уверен, что среди читателей этой книги найдется ру¬ководитель группы, который про себя подумает:
«Да ладно, Дэн, ты просто пуританин! Мои люди вполне могут пре-одолеть искушение». Будьте
осмотрительны, друг мой! Как руководители церкви, мы не имеем права вводить святых в искушение
или давать им хоть малейший повод посту¬пить безнравственно. Почему же тогда на богослужении вы
создаете предпосылки для возникновения эмоциональ¬ной близости? Конечно, подобная проблема
может возник-нуть в любом музыкальном коллективе, однако современ¬ная христианская музыка
создает атмосферу, которая про¬воцирует ее появление.

Интимные отношения на богослужении

Мы все желаем близких отношений с Господом. А не¬которым из нас также необходимо видеть
проявление этих отношений в тех, кто поклоняется вместе с нами. В такой ситуации у нас возникают
приятные ощущения. Все мы хотим в поклонении достичь такого эмоционального состо¬яния, чтобы
почувствовать присутствие Бога. И мы исполь-зуем современную музыку, чтобы создать эту
атмосферу. Приглушаем свет, играем именно ту музыку, которая вы¬зовет у людей нужные нам
ощущения, создаем особый на-строй.
Ну и что здесь такого? Проблема в том, что именно этот прием мир использует для того, чтобы
создать бли¬зость между представителями разных полов. Светские музыканты используют ту же
музыку и те же методы, чтобы люди почувствовали близость друг ко другу. Все делается для того,
чтобы ввести чувственность на богослу¬жение и сломать все барьеры на пути выражения
сексу¬ального желания. Сатана годами использовал этот метод для того, чтобы спровоцировать
людей к безнравственным поступкам. Мы не можем пользоваться этими нечестивыми методами,
чтобы заставить Бога «приблизиться» к нам или создать видимость того, что приближаемся к Нему.
Эти¬ми методами мы достигаем только одного: даем сатане еще одну возможность поймать нас на
крючок и подталкива¬ем к духовному падению ничего не подозревающих жертв.
А. Тозер резко критиковал эту псевдоблизость с Гос¬подом:
"Большинство песен на богослужениях скорее испол¬нены романтики, нежели Святого Духа. И слова,
и му¬зыка призваны возбудить в нас чувственность (распут¬ство, полное похоти). Ко Христу
большинство обраща¬ется фамильярно, и это свидетельствует о том, что люди не понимают, кто Он.
О пет, это не благоговейная бли¬зость подгоняющегося святого, это неподобающая фа- милъярность
плотского обожателя (курсив мой).1
Подражая миру в своем поклонении Богу, мы предос¬тавляем сатане прекрасную возможность
подменить истину чувствами. Как интимные отношения в браке, так и духов¬ная близость с Богом
должна быть сокрыта от посторон¬них глаз".

Багаж современной христианской музыки

Современная христианская музыка неразрывно связана с безнравственностью, потому что эта музыка
тянет за собой безнравственность мира. Этот багаж останется при ней, даже если вы измените, слова
песен, поменяете испол¬нителей, запишете ее в другой студии или попросите Бога освятить ее. Рок-
музыка и ее производные могут, и будут развращать нравы каждого, кто соприкоснется с ней.
Приверженцы современной музыки должны отказать¬ся от всякой защиты своих взглядов и
согласиться с тем, что уже давно известно всему миру: рок-музыка создает такую атмосферу, которой
не место в церкви! Не пускай¬те сатану на свои служения прославления, не давайте ему соблазнять
святых. Пришло время всем нам осоз¬нать это, раскаяться в своих действиях и больше не да¬вать ни
малейшего повода для искушения во время по¬клонения в церкви. Нам следует помнить, что мы
покло¬няемся Всемогущему Богу, Святому Израилеву, и Его Сыну Иисусу Христу, восседающему
одесную Отца на небесном престоле.

Глава 7
Раскалывание церквей

Обычно в церкви, в которой осуществляется переход от традиционной музыки в поклонении к
современной, всегда есть группа традиционалистов, которые не довольны про¬исходящим. Что
происходит, когда они пытаются возра¬жать против нововведений? Как новаторы реагируют на их
критику? Изменение формы поклонения зачастую оканчивается церковным расколом, в котором
обвиняют традиционалистов, поскольку они осуждающая сторона. Определить, так ли это, можно,
если присмотреться к тому, как новаторы относятся к традиционалистам, высказыва¬ющим свою
озабоченность переменами.
Мы уже говорили о том, что некоторые новаторы счи¬тают всех, кто не согласен с ними или пытается
противо¬стоять им, «бедными, порабощенными традициями людьми, не понимающими, что такое
поклонение сердца». Новато¬ры уверены, что традиционалисты «противостоят Божьим замыслам».
Эта склонность отделять себя от других присуща многим музыкальным руководителям, как когда-то
она была присуща и мне. Служители верят в то, что Бог намерен совершить что-то особенное,
используя их люби¬мую музыку. Они посещают семинары, посвященные этой теме, где их убеждают
поменять церковную политику в му¬зыкальном вопросе. Затем возвращаются в церковь, томи¬мые
желанием внедрить новейшие музыкальные достиже¬ния прямо на следующем собрании. Всех, кто
пробует по¬мешать им, они психологически уничтожают, называя за¬конниками и фарисеями, или
забрасывают доводами в свою защиту, описанными в этой книге.
Сейчас в церкви вообще принято считать, что если кто- то что-то критикует, значит, он уже не прав. И
если при¬ходится выбирать между людьми, давно посещающими церковь, и современной музыкой,
новаторы решают, что людьми можно поступиться.
Поэтому не удивительно, что старые члены церкви чув¬ствуют, что им нужно уйти из церкви, а ведь
кто-то из них, возможно, начинал создавать ее. Им внушают, что именно они поступили неправильно,
хотя на самом деле именно новаторы со своей оскорбительной музыкой, уп¬рямством и
высокомерием являются источником пробле¬мы. Именно поэтому я возлагаю вину за церковные
рас¬колы на музыкальной почве именно на руководителей, выбирающих современную музыку без
учета мнений и пожеланий остальной части церкви. Я на собственном опыте знаю, насколько
болезненны церковные расколы, так как совсем недавно моя семья вынуждена была покинуть церковь
из-за несогласия с музыкальной политикой цер¬кви. Я думаю, что Бог допустил это событие в моей
жизни, чтобы я сам испытал ту боль, которую по моей вине пе¬реживали другие.
К своему стыду, я слышал, как пастора церкви под¬ливали масла в огонь своими высказываниями:
«Если им не нравится здесь, в городе полно других церквей», «Не надо спорить об этом — это всего
лишь вопрос вкуса».
(Откровенно говоря, такое отношение присуще не только тем пасторам, которые ратуют за
современную музыку в церкви.)
Пастор Уоррен открыто признает, что некоторые люди неизбежно уйдут из церкви, если в ней
произвести музы¬кальную реформу.
Однажды определив, какую музыку вы будете ис¬пользовать на богослужениях, вы определите и
многие другие направления развития своей церкви, возможно, сами этого не осознавая. Ваш выбор
определит, какие люди будут приходить в вашу церковь, каких людей вы удержите, а каких потеряете
(курсив мой).1
Когда пастор решает использовать на богослужении современную музыку, некоторые овцы его стада,
которые, как и Джуди, считают, что его решение приведет к серьезным проблемам в церкви, теряют
пастыря, который бы защищал их. Их пастырь решил, что некоторых овец можно поте¬рять. Но разве
может пастырь терять своих овец? Все мы знаем, что Писание повелевает пастырю изгонять из
ста¬да овец, которые вносят дух разделения, если они не под¬чиняются церковной дисциплине, как
она описана в Библии, и не раскаиваются. Но учит ли Библия, что пастырь мо¬жет избавляться от
хороших и верных овец ради новой му¬зыкальной политики? Конечно же, нет, но тем не менее
пастора-новаторы находят себе оправдание.
Многие традиционалисты почувствовали, что их вынуж¬дают уйти. Они лишились защиты пастора,
«влюбившего¬ся» в современную христианскую музыку. В поисках нового пастыря, который не ставит
сомнительные музыкальные стили выше нужд своей паствы, они отправились в опасное путешествие,
рискуя оказаться в волчьих зубах. Любопытно, что после того, как традиционалистов обвинили в
эгоизме, в безразличии к судьбе погибающих грешников, после того, как им сказали, что они мешают
людям приходить в церковь из-за своих музыкальных пристрастий, после того, как многие из них
покинули любимую церковь, «целеустремлен¬ная церковь» перестает притворяться, что
«современная христианская музыка предназначена для евангелизационных служений». Со временем
она становится основой всех служений. Это подлинная цель новаторов.
Только задумайтесь о том, что вы сейчас прочитали. Это серьезный грех, пастора. Библия не дает
вам права выгонять из церкви верующих для того, чтобы впустить в церковь современную музыку или
произвести любые дру¬гие нововведения. Если вы один из пасторов, совершивших этот грех, то вам
еще не поздно покаяться и все исправить.
Теперь я понимаю, что сам причинял людям боль и вызывал разделения, пропагандируя
современную музыку и вступая в полемику с традиционалистами. Я непосред¬ственно руководил
переходом от традиционной к совре¬менной музыке, в результате чего многие люди оставля¬ли свои
церкви. Из-за своего высокомерия я расколол собственную семью. Я исповедал этот грех перед
Госпо¬дом, раскаялся в нем и теперь прошу прощения.
А вас обижали так же? Остались ли и у вас на серд¬це раны после споров о музыке? Пришлось ли и
вам покинуть церковь по той же причине? Я уверен, что Бог исцелит ваши раны и поможет найти
хорошую церковь, если вы не дадите волю своей горечи.
Если же вы ходите в церковь, где не утихают споры на тему музыки, пожалуйста, подарите пастору эту
книгу и попросите его подумать о том, какие последствия может иметь использование современной
христианской музыки в церкви.

Глава 8
Разве это не вопрос вкуса?

Однажды мой семнадцатилетний сын Крис пришел ко мне со слезами на глазах — у него вышла ссора
с моло¬дежью в церкви. Молодежный пастор пригласил на мо¬лодежное собрание христианскую рок-
группу по вполне искренним мотивам: он хотел, чтобы ребята пригласили на концерт своих
неверующих друзей и знакомых из школы. Он считал, что в таком исполнении христианская музыка
понравится их неверующим друзьям. Приглашенная груп¬па начала играть тяжелый рок. Музыка была
настолько оглушительной, а барабаны звучали так резко, что Криса то и дело бросало в дрожь, а
сердце останавливалось.
Концерт шел своим чередом, но Крис больше не мог это слушать. Музыка плохо на него действовала,
поэтому он начал потихоньку пробираться к выходу. Молодежный пастор заметил это и вышел вслед
за Крисом. Он с уп¬реком сказал ему, что он, Крис, как руководитель музы¬кальной группы, не имеет
права уходить, что он должен поддержать их. Пастор попросил его вернуться. Крис пытался
объяснить, что эта музыка плохо влияет на его духовное состояние, но так и не смог толком
объяснить, почему так происходит. Пастор же тяготел к современ¬ной христианской музыке и знал все
доводы, которые мож-но использовать в ее защиту. Он заставил Криса почув¬ствовать себя
виноватым, как будто он совершил грех, по достоинству не оценив концерт. Этот человек, к которому
Крис относился с уважением и любовью, навязывал мое¬му сыну свое ошибочное мнение.
Этот человек был моим другом и соратником в музы¬кальном служении. Он пел в нашей музыкальной
группе, и мы часто молились вместе. Но, тем не менее, я решил поговорить с ним на эту тему. Во
время беседы он стал приводить мне доводы в пользу современной музыки, из¬ложенные в этой
книге. Он пытался убедить меня, что в вопросах музыки, как и в некоторых других спорных воп¬росах,
есть такие понятия, как предпочтение и вкус, и что Бог принимает разную музыку. Мы не должны
судить друг друга в этом вопросе, потому что это дело вкуса. Бог любит многообразие и творческий
подход — в конце кон-цов, Он сам всех людей создал разными и дал им различ¬ные пристрастия в
музыке.
Это довольно веский и убедительный довод в пользу использования современной музыки в церкви. Но
я ска¬зал ему, что не смогу просто на веру принять его слова, мне нужны библейские доказательства
его правоты. По¬этому я решил потратить некоторое время на изучение вопроса о том,, что в Библии
сказано о личных предпоч¬тениях и вкусах.
В результате своего исследования я пришел к выводу, что Богу не безразличны наши пристрастия и
вкусы, по¬тому что мы являемся Его представителями на этой зем¬ле. Я обнаружил, что Писание
призывает нас отказывать¬ся от всего того, что может ассоциироваться со злом и что мы ограничены
в своих предпочтениях. Сегодня во многих церквах музыкальные новаторы нарушают оба этих
принципа.
Исследовав Писание, я осознал, что, если я хочу жить святой и угодной Богу жизнью, я должен быть
рассуди¬тельным в выборе предпочтений. Я должен ставить нужды своих братьев выше своих
собственных. И хотя мои изыс¬кания в первую очередь касались музыки, я понял, что должен следить
за тем, что я смотрю по телевизору, что читаю, что ищу в интернете, куда еду в отпуск.
Теперь я хочу поделиться с вами тем, какие принципы я сформулировал в ходе своего исследования
Библии. Я не хочу сказать, что мое мнение по тому или иному библей¬скому отрывку — истина в
последней инстанции. Но если вы рождены свыше, значит, Дух Святой ведет вас, и я уве¬рен, что рано
или поздно вы придете к тем же выводам, к каким пришел я. Как и апостол Павел, я не призываю вас
следовать человеческим предписаниям. Но в то же время я искренно полагаю, что предлагаю вам
наилучший метод решения спорных вопросов в сфере музыки.

1. Избегайте любой музыки, которая может ассоциироваться со злом

«Удерживайтесь от всякого рода зла».
(Первое послание к фессалоникийцам 5:22)
Многие христиане сегодня предпочитают не принимать в расчет эти слова, так как, примени они их в
своей жизни, им пришлось бы отказаться от их излюбленных мирских увлечений. Но все же они имеют
огромное значение. Апостол Павел призывает избегать не только самого зла, но и всего того, что
похоже на зло. Греческое слово, пе¬реведенное как «род», несет в себе значение подобия, формы,
типа, вида. Библия призывает нас «удерживаться». Это значит, что мы должны избегать этого.
Апостол Петр в своем первом послании (1 Пет. 2:11) говорит, что мы должны избегать плотских
похотей, запретных желаний, порожденных нашей греховной природой. Я убежден, что желание
использовать современную музыку во время богослужения возникает именно по велению на¬шей
греховной природы. Петр приводит еще одну причи¬ну, по которой мы должны удерживаться от этих
плотс¬ких желаний: эти желания ведут войну с нашей душой. Плотские желания в прямом смысле
этого слова наступают на наши нормы поведения, данные Богом. Это не физичес¬кая война — это
духовная брань.
Нам следует избегать не только плотских желаний (и их подобия) — мы не должны допускать даже
намека на без¬нравственность. В Послании к ефесянам 5:3 сказано: «...блуд и всякая нечистота и
любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым». В одном из ан¬глийских
переводов этот стих представлен так: «...среди вас не должно быть даже намека на половую
безнравственность, или нечистоту, или зависть, так как это не прилично свя¬тым людям Божьим».
Иисус еще строже подходил к этой проблеме: «А Я го¬ворю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с
вожде¬лением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мтф. 5:28). Этими словами Он
поставил знак равенства между злом с похотью в наших мыслях и злом с похотью, которое мы
совершаем в своей жизни. Следовательно, мы должны избегать не только самих злых поступков или их
подобия, но даже мысли о них.
Давайте посмотрим на проблему современной музыки на богослужении с точки зрения этих
принципов. Исполняя рок-музыку на собраниях, мы нарушаем принцип, данный апостолом Павлом:
мы совершаем действия, которые похо¬жи на зло. В этом случае мы виновны

• в совершении подобия зла, так как современная христианская музыка имитирует светскую музыку и
стиль ее исполнения, которые порождаются безнрав¬ственностью;
• в потакании своим плотским похотям и нечистых мыслях;
• в предательстве, так как мы предаем Бога, присо¬единяясь к Его противникам, которые ведут войну
с его принципами и заповедями.

Применение принципа

Нужно избегать использования музыки, которая каким бы то ни было образом может ассоциироваться
со злом или безнравственностью. Нам не следует слушать ее ни в церкви, ни дома.

2. Моя свобода во Христе имеет ограничения

«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает».
(Первое послание к коринфянам 10:23)
Греческое слово, переведенное как «полезно», буквально значит «нести вместе; совершаться к чьему-
либо благу; быть лучше». Именно это условие в первую очередь ог-раничивает нашу свободу во
Христе: все, что мы дела¬ем, должно приносить благо для других и для нас самих. Я не должен делать
ничего из того, что не приносит пользы мне или окружающим, даже если это можно мне делать.
В этой главе апостол Павел предостерегает нас, приво¬дя пример из истории Израиля. В шестом
стихе сказано: «...это были образы для нас. чтобы мы не были похотливы на злое, как они были
похотливы». Павел предупреждает нас об опасности совершить идолопоклонство. Далее он переходит
к обсуждению вопроса о том, следует ли упот-реблять в пищу мясо животных, принесенных в жертву
идолам, а после, в четырнадцатом стихе, призывает верую¬щих в Коринфе «убегать идолослужения».
Очевидно, что Павел не хотел, чтобы мы имели хоть какое-то отношение к идолам или тем, кто им
поклоняется. Не кажется ли вам, что некоторые подростки-христиане и взрослые, пропаган¬дирующие
современную христианскую музыку, создают себе идола и становятся идолопоклонниками?
Первая церковь разделилась по поводу того, можно или нельзя есть идоложертвенное мясо.
Некоторые братья без проблем употребляли его в пищу, а других такое поведение оскорбляло. Павел
решает этот весьма щекотливый воп¬рос, показывая, что благодать дала нам свободу и мы, в
принципе, можем участвовать в языческих обрядах. Апо¬стол позволяет употреблять в пищу
идоложертвенное мясо, если совесть не укоряет за это. Однако если это действие оскорбляет брата,
лучше его не совершать.
Павел не говорит, что употребляющий в пищу идоло¬жертвенное должен сразу же перестать это
делать без об¬суждения этой проблемы с тем братом, кого это оскорб¬ляет. В двадцать девятом
стихе он даже восклицает: «...для чего моей свободе быть судимой чужою совестью?» Однако в
тридцать втором и тридцать третьем стихах он добавляет, что правильно в данной ситуации
поступить так, чтобы не подать «соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни Цер¬кви Божией, так. как и я
угождаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись».
В этих словах заложен принцип, который ограничива¬ет наши эгоистичные и мирские предпочтения и
заставляет нас заботиться об общем благе. Мы должны добровольно пожертвовать своей свободой
ради ближнего.

Применение принципа

Выбирая музыку для богослужения, мы должны в пер¬вую очередь думать о нуждах своих братьев и
ставить их выше собственной свободы во Христе.

3. Не делайте свои пристрастия камнем преткновения для своего брата

«Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не по¬служила соблазном для немощных».
(Первое послание к коринфянам 8:9)
«А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против
Христа».
(Первое послание к коринфянам 8:12)
Опять же, в этих стихах идет речь о разногласии между теми же людьми, которые не могли прийти к
общему мне¬нию, можно ли есть мясо животных, которых принесли в жертву языческим идолам. Я
считаю, что в этих стихах заложен принцип, который нужно использовать не только при решении
данного конкретного вопроса идоложертвенного мяса. Он должен определять наше поведение при
любом вопросе, который вызывает в церкви разногласия.
В восьмой главе Послания к коринфянам Павел гово¬рит, что брат волен употреблять в пищу
идоложертвенное, если его за это не упрекает совесть. Свобода означает право что-то делать или
чего-то не делать, право выби¬рать, как поступить. Но опять же, как мы видели ранее, свобода
верующего имеет свои ограничения. В четырнад¬цатой главе Послания к римлянам сказано, что мы
не дол¬жны осуждать предпочтения другого человека относитель¬но употребления в пищу того или
иного мяса, праздно¬вания того или иного праздника. Тринадцатый стих этой главы начинается
словами: «Не станем же более судить друг друга...». Эти слова новаторы любят цитировать боль¬ше
всего. Однако у этого стиха есть и вторая часть: «...лучше судите о том, как бы не подавать брату
случая к преткновению или соблазну». Камень преткновения — это причина, по которой другой
человек упал, совершил грех, впал в соблазн.
И снова Павел обращает наше внимание на то, что ду¬ховно более сильный брат должен считаться с
духовно более слабым. Греческая фраза «для немощных» описывает людей, которых легко смутить,
повергнуть в нерешитель¬ность в каком-то вопросе, в которых легко посеять сомне¬ния. Духовно
слабый брат особенно восприимчив к кам¬ням преткновения, разбросанным духовно сильным братом.
Что можно сказать о таком «духовно сильном» брате? Сильнее ли он во всех вопросах веры, больше
ли у него духовного опыта по сравнению с его немощным братом? Я думаю, Павел имеет в виду, что
этот человек сильнее только в данном конкретном вопросе. Нужно быть осмот¬рительными и не
равнять силу в каком-то одном вопро¬се с опытностью во Христе в целом. Я считаю, что духов¬но
опытный христианин — это такой христианин, который больше других уподобился Христу, а значит, он
реже при-нимает участие в таких сомнительных действах, подобных этому. Очень часто мы думаем,
что музыкальные новато¬ры — духовно более сильные и зрелые христиане, по сравнению с
«немощными» традиционалистами. Я же счи¬таю, что мы глубоко заблуждаемся!
В Первом послании к коринфянам 8:13 Павел подводит итог своим рассуждениям: «И потому, если
пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего». Павел
обещает, что воздержится от тех дей¬ствий, которые могут оскорбить его братьев. В Послании к
римлянам 14:21 апостол говорит: «Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого,
отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (курсив мой).

Применение принципа

Если музыка, которую мы выбираем, оскорбляет наше¬го немощного брата и становится для него
камнем пре¬ткновения, мы не должны слушать эту музыку в его при¬сутствии.

4. Будьте строителем, а не крушителем

«Итак, будем искать того, что служит к миру и ко взаимном у назиданию ».
(Послание к римлянам 14:19)
«Назидать» буквально обозначает «быть строителем, воз¬водить здание, утверждать».
В четырнадцатой главе Послания к римлянам Павел рассуждает о том, как правильно относиться к
спорам по поводу личных предпочтений в мирских вопросах. В цер¬кви города Рима шли дебаты по
поводу пищи и праздни¬ков. Павел не поддерживает ни одну из сторон и не дает ни одной из партий
повода для гордости. Он напомина¬ет, что все христиане ответственны перед Богом. В сем¬надцатом
стихе он утверждает, что Царство Божье — не пища и питье, а «праведность и мир и радость во
Свя¬том Духе». Это означает, что мы должны изо всех сил стараться поступать так, чтобы сохранять
мир, а не раз¬жигать вражду. Нам следует строить здание веры друг друга, а не сносить его.
В двадцатом стихе сказано: «Ради пищи не разрушай дела Божия». Разрушать — значит сносить,
крушить. Сносящие дом ничего не строят — они крушат здание.

Применение принципа

Нам следует быть строителями тела Христова, а не его разрушителями.
Заключение

Довод о том, что музыка — это дело личного вкуса каждого, — одно из самых важных оправданий
использования современной музыки в церкви, поэтому этот довод нужно опровергнуть. Не бойтесь
сказать человеку, кото¬рый ратует за современную музыку, что эта музыка ос¬корбляет вас и вводит в
соблазн. Мы на деле должны являть то, о чем проповедуем, и применять все приведен¬ные выше
принципы к любой спорной ситуации в церкви. Новаторы пользуются тем, что традиционалисты
иногда поступают лицемерно, — это помогает им вербовать себе союзников.
В церквах христиане должны назидать друг друга, жертвовать своей личной свободой, больше
заботиться о нуждах других, чем о своих пристрастиях, избегать вся¬кого рода зла. Если все это
станет реальностью нашей жизни, тогда мы не будем вести войну по поводу музы¬ки, а будем делать
все возможное, чтобы угодить друг другу и помочь в строительстве здания веры. Музыкаль¬ные
служители станут больше заботиться о своей пастве, нежели о зрелищности собрания и манере
исполнения песен. И тогда никому не придется покидать церковь из- за разногласий в музыке. Было
ли в истории церкви такое время, когда все были согласны друг с другом в вопросе музыки, когда никто
не чувствовал себя оскорб¬ленным? Я думаю, что было. До начала семидесятых годов двадцатого
века все мы признавали одну и ту же музыку, которая никоим образом не была связана с
без¬нравственностью, не в пример современной.

Глава 9
Разве музыка не стоит вне морали?

Один известный христианский композитор в прошлом году прочитал лекцию в престижном
христианском коллед¬же в Огайо. Он сыграл одну-единственную ноту на фор¬тепиано и спросил у
студентов, хорошая или плохая эта нота. Затем он сыграл мелодию из одного популярного
телевизионного сериала для малышей под названием «Со¬седи мистера Роджерса» и наиграл мотив
песни «Лунная река». Потом он спросил, сыграл он христианскую или не¬христианскую музыку. Исходя
из этих простых примеров, он сделал вывод, к вящей радости большинства студентов, что музыка сама
по себе стоит вне морали. Убеждение в том, что музыка не имеет никакого отношения к морали, это
очень популярный довод новаторов и основа фи¬лософии современной музыки.
Это убеждение даже было сформулировано в Симво¬ле веры христиан-рок-музыкантов: «Мы
исповедуем оче¬видные истины о том, что любая музыка создана равной:
ни один инструмент или музыкальный стиль не являет¬ся сам по себе злом, что разнообразные
формы музыкаль¬ного выражения, которые доступны человеку, — это только одно из проявлений
безграничных творческих способнос¬тей нашего Небесного Отца»1.
Парадоксально, но в то же время это один из самых слабых аргументов в пользу использования любой
музы¬ки во время богослужения. В Библии ничего не сказано о том, может ли музыка быть
нравственной или безнрав¬ственной. Однако если вы считаете, что поскольку Биб¬лия ничего не
говорит по этому поводу, значит, музыка стоит вне морали, я хочу предупредить вас: не рассуждай¬те
подобным образом, так как вы непременно придете к ошибочному мнению относительно других
спорных вопро¬сов, которые непосредственно не обсуждаются в Писании. К тому же, судя по всему,
никто никогда в истории не придерживался такой точки зрения. Идея о том, что му¬зыка находится вне
морали, возникла тогда же, когда стала популярной современная христианская музыка, — в 80-х годах
двадцатого века.
Несмотря на то, что этот довод не имеет под собой практически никаких оснований, многие христиане
верят, что это абсолютная истина. Возможно, они хотят получить простые ответы на сложные
вопросы. Этот довод в спо¬рах о музыке повторяется вновь и вновь, как будто он что-то доказывает.
Каждый, кто принимает такую точку зрения, автоматически снимает с себя все ограничения в выборе
музыки. Стоит просто заявить, без библейского на то основания, что музыка не имеет отношения к
морали и что нравственны или безнравственны могут быть только слова песни, и ни один
традиционалист не сможет подвер¬гнуть критике современную христианскую музыку. Пас¬тор Уоррен
показывает, как это происходит.
Я отвергаю саму мысль о том, что музыкальному стилю можно вынести нравственную оценку, что
бывает «хорошая» или «плохая» музыка. Кто может сказать, что эта музыка хорошая, а та плохая? Мы
любим ту музыку, к которой мы привыкли с детства, которую слу¬шают в нашем окружении.
Музыка — это не более чем совокупность нот и рит¬мов, духовной музыку делают слова. Не
существует христианской музыки — существуют только христиан¬ские слова. Если я просто сыграю
вам мелодию без слов, вы не сможете определить, христианская эта песня или нет.2
Принимая эту точку зрения, новаторы считают, что обсуждать музыку в этом ключе больше не имеет
смысла. Как только человек утверждается в мнении, что музыка не несет на себе нравственной
нагрузки, все споры он за¬канчивает, даже не начав. Он меняет тему дискуссии, на¬чинает говорить о
стихах, затрачивая уйму времени и сил на то, чтобы доказать очевидное: слова в песнях должны
соответствовать библейской истине.
Однако давайте рассмотрим, что же все-таки значит понятие «вне моральности»? Из Уэбстерского
словаря «New World College» мы узнаем, что «вне моральный» зна¬чит «не подлежащий критериям
моральности; не являю¬щийся моральным или аморальным; не несущий в себе мо¬рального смысла
или принципов, вне разграничения поня¬тий о добре и зле». А что такое моральность? Это
мо¬ральные качества, понятия о добре и зле в соответствии с установленными принципами или
стандартами хорошего поведения.
Этот довод подразумевает, что о музыке нельзя сказать, нравственна она или безнравственна, потому
что в самой музыке нет морали, она не может быть плохой или хоро¬шей. Другими словами, музыка
нравственно нейтральна. Я согласен с тем, что в сущности своей музыка нрав¬ственно нейтральна.
Ноты и аккорды сами по себе не могут принести вреда. Бог создал мелодию, гармонию и ритм, и как
понятия они безвредны. Более того, они заду¬маны для того, чтобы доставлять нам удовольствие.
Тот христианский композитор, о котором мы говорили в начале этой главы, все упростил — в
действительности мы имеем дело с более сложным явлением. Когда новаторы ут-верждают, что
музыка сама по себе стоит вне морали, они имеют в виду не просто ноты, аккорды, мелодию,
гармонию и ритм как понятия. Они ведут речь об определенном му-зыкальном стиле, в котором
написана их любимая песня. Ни новаторы, ни традиционалисты на богослужении не поют одни ноты.
Все они поют кем-то написанные песни. И по¬скольку песню пишет человек, она неизбежно несет на
себе отпечаток индивидуальности своего создателя. Верите ли вы в то, что человек способен
испортить музыку? Убеж¬ден, все вы согласитесь, что это так.
Теперь вы понимаете, в чем лживость довода о том, что музыка нравственно нейтральна? Все же
многие продолжа¬ют верить отъявленной лжи о том, что любая музыка при¬емлема для
прославления и поклонения. Никто на служе¬нии не исполняет абстрактную музыку. Каждая песня
на¬писана в определенном стиле. Уже по одной этой причи¬не я утверждаю, что концепция о
нравственной нейтраль¬ности музыки ошибочна. Вместо того чтобы спорить, нрав¬ственна музыка
или нет, мы должны спросить себя, ассоци¬ируется ли у меня та или иная музыка с тем или иным
по¬ведением? Да, ассоциируется, и это легко доказать.
Ассоциируется ли рок-музыка с определенным поведе¬нием? У меня она ассоциируется с
безнравственностью, половой распущенностью, проституцией, наркотиками и бунтом против
законной власти. Но, Дэн, можете спросить вы, ты, наверное, имеешь в виду безбожные светские
тек¬сты песен, а не саму музыку? Нет, я имею в виду саму му¬зыку. За несколько десятилетий
существования рок-му¬зыки в нашей культуре возникла прочная связь между ней и безнравственным
поведением. Изменение слов в пес¬нях и исполнителей не может разорвать эту связь.
По этой причине многие христиане не приемлют испол¬нения рок-музыки во всех ее видах в стенах
церкви. Этот музыкальный стиль напоминает им о безнравственном поведении. У людей эта музыка
ассоциируется с чув¬ственностью, распущенностью и бунтарством. Музыку портят ассоциации.
Некоторые апологеты современной христианской музыки призывают применять к ней прин¬цип
презумпции невиновности (то есть считать эту музы¬ку приемлемой, пока не доказана ее
безнравственность). Но я считаю, что церковную музыку нельзя мерить светскими мерками. Она
должна соответствовать высшим Божьим стандартам.
Как, по-вашему, почему у новаторов возникает такая большая проблема, когда христиане, которых
оскорбляет исполнение современной музыки на богослужениях, осме¬ливаются возражать им?
Причина тому очевидна. Для того чтобы внедрить свой противоречивый музыкальный стиль в церкви,
им приходилось подменять истину ложью и убеждать всех, что музыка находится вне морали. Этот
принцип они вынуждены отстаивать до последнего, однако если им это не удастся, им придется
признать, что неко¬торые музыкальные стили — плохие и неприемлемые.
Этот довод в защиту рок-музыки должен был быть изобретен родоначальниками движения за
современную христианскую музыку. Если одно и то же абсурдное ут-верждение повторять из года в
год, в конце концов, оно на¬чинает звучать довольно убедительно. Но мы должны доказать его
лживость. Музыка как явление может быть нравственно нейтральной, однако музыкальные стили
не¬пременно имеют отношение к морали, поскольку каждый из них ассоциируется с тем или иным
поведением. Каж¬дый из нас должен спросить себя: с каким поведением ас¬социируется та музыка,
которую люблю я?

Глава 10
Но музыку придумал Бог: не значит ли это, что любая музыка по сути своей хороша?

Следующий довод, который новаторы используют в свою защиту и который истинен только
наполовину, непосред¬ственно связан с утверждением, что музыка нравственно нейтральна: музыка
по сути своей хороша. Я считаю, что новаторы искажают библейский принцип, формулируя этот
довод. Бог создал всякое творение и назвал его хорошим. Человек — творение Божье. Звук — тоже
творение Бо¬жье. Мелодия, гармония, ритм — тоже Его творение. Бог создал музыкальный строй.
Однако создал ли Бог конк¬ретную песню: с определенным звучанием, с определенной мелодией, в
определенной гармонии? Конечно, нет. Песню написал человек.
Музыкальные новаторы пытаются оправдать использо¬вание определенного музыкального стиля,
который пред¬ставлен совершенно определенными песнями. Они утвер¬ждают, что Бог сотворил
«музыку». Но разве Бог придумал какую-то конкретную музыку? Вспомните детский конструктор. Это
множество отдельных деталей, которые сами по себе бесполезны. Однако ребенок собирает из них
грузовик или пожарную станцию, и тогда они приобретают ценность, показывая творческий уровень
ребенка. То же верно и в отношении музыки как понятия. Бог сотворил понятие ноты, заложил в нас
чувство благозвучности и ощущение музыкального строя. Он дал нам детали кон¬структора.
Здесь мне хотелось бы повторить и подчеркнуть то, что мы уже обсуждали в предыдущей главе: никто
из нова¬торов не может играть абстрактную музыку. Они поют чью-то песню, в которой сеть музыка.
Поскольку эту песню придумал человек, она неизбежно несет на себе от¬печаток стиля своего
создателя. А человек может испор¬тить Божье творение.

Библейские примеры

К тому же я не верю, что музыка хороша или может быть хороша сама по себе, потому что в Библии
описаны события, которые доказывают обратное. Первое упомина¬ние о музыке в Библии находится
не в Псалтыре или книге Паралипоменон, как считают многие, не в историях о Давиде, не в песне
Моисея. Первое упоминание о музыке находится в Бытие 4:21, где сказано об Иувале, праотце всех
музыкантов: «...он был отец всех играющих на гус¬лях и свирели». Те инструменты, которые
придумали Иувал и его потомки, являются прообразом наших совре¬менных музыкальных
инструментов.
Более того, первый музыкант, упомянутый в Библии, был прямым потомком Каина, которого так
строго осудил Гос¬подь, потому что тот предпочел по-своему поклоняться Богу! Задумайтесь над
этим на мгновение. Бог сказал Каину, что не примет его поклонения, потому что тот нарушает данные
Им правила поклонения. Каин был взбе-шен тем, что его отвергли, и сильно позавидовал Авелю,
поклонение которого Бог принял. Он убил Авеля и был изгнан из присутствия Божьего и Его семьи.
Потомки Каина тоже не повиновались Богу. Они были настолько нечестивы, что, после того как они
смешались с потомками Сифа, Бог решил смыть их с лица земли пото¬пом. Такими были предки и
окружение Иувала. Посколь¬ку музыка по своему происхождению уже несет на себе отпечаток
испорченности, музыканты-христиане должны быть особенно осмотрительны в своих вкусах и
использо¬вании своих музыкальных способностей, на которые наша падшая природа и греховные
желания имеют очень силь-ное влияние.
Первые музыканты, которые были отделены специаль¬но, чтобы воздавать Богу хвалу и славу,
появились намного позже. О них сказано в Первой книге паралипоменон, в шестнадцатой главе, где
описано, как Давид назначает пер¬вых руководителей поклонения в Израиле, которые должны были
служить перед ковчегом завета. Важно отметить, что Давид избрал для поклонения левитов, которые
были освящены, или отделены, для служения Господу. Вести по¬клонение Господу в Ветхом Завете
было позволено не каждому музыканту, и играть при поклонении можно было не любую музыку. Все и
все было строго отделено, все указывало на почтение перед внушающим ужас Иеговой. И даже
несмотря на то, что сегодня мы не живем под за¬коном, библейский принцип, указывающий, как
выбирать музыкантов и музыку для поклонения, остается в силе.
Новаторы могут возразить мне, что Бог может искупить «плохую» музыку и использовать ее для Своей
славы. Но покажите мне главу или стих в Библии, где описывалось бы, что Бог делает это. Если вы
этого не сможете сделать, зна¬чит, это ваше личное мнение, которое не может поколебать мою
целостную концепцию музыкального служения.

Глава 11
Покажите мне, в каком отрывке Библии сказано, что рок-музыка -  это зло

Этот довод особенно любят студенты христианских колледжей, которые играют во имя Иисуса любую
музы¬ку, невзирая на ее происхождение. Скептики и плотские христиане за многовековую историю
церкви создали це¬лую коллекцию таких «покажите мне» доводов.

Приведу несколько классических примеров.

• Покажите мне, в каком отрывке Библия запрещает пропустить один-другой бокал пива.
• Покажите мне, в каком отрывке Библия запрещает курить табак или марихуану.
• Покажите мне, в каком отрывке Библия запрещает отдыхать в Лас-Вегасе.
• Покажите мне, в каком отрывке Библия запрещает играть в азартные игры.
• Покажите мне, в каком отрывке Библии сказано, что в церкви можно петь только старые гимны
(любимый ар¬гумент новаторов).

Конечно, я составил этот список с изрядной долей сар¬казма, чтобы вы поняли, что я имею в виду.
Когда дело касается спорных вопросов, на которые Писание не дает четких ответов, иногда мы
защищаемся именно с помощью фразы «покажите мне...». Да, в Библии ничего не сказано о рок-
музыке или любом другом современном музыкаль¬ном стиле. И о курении, азартных играх, наркотиках
Пи¬сание молчит, а, следовательно, и не запрещает. При помо¬щи этого довода новаторам бывает
очень легко убедить традиционалиста в своей правоте, а если не убедить, то, по крайней мере,
заставить замолчать.
Большинство традиционалистов ищут простой и эффек¬тивный контраргумент. На самом деле
простого контрар¬гумента нет, но я все же хочу дать вам несколько сове¬тов. Когда кто-нибудь просит
вас показать отрывок из Библии, в котором сказано, что рок-музыка — это зло, от¬вечайте ему тем же.
Попросите его показать вам, где в Библии сказано, что:

• Бог одобряет нас, когда мы поклоняемся Ему, исполь¬зуя ту же музыку, что и Мадонна, Майкл
Джексон и Бритни Спирс;
•  мы должны ревностно защищать излюбленную му¬зыку этого мира;
• можно играть ту же музыку, которую играют люди, думающие только о сексе и наркотиках;
• Бог именно ему, ради исключения, разрешил не «воз¬держиваться от всякого рода зла».

Какой-то из этих саркастических ответов может при¬вести к желаемому результату, однако если
новатор хо¬рошо подкован, он обязательно начнет нападать на ваши музыкальные предпочтения.
Например, если вы считае¬те, что в церкви можно исполнять классическую музы¬ку, то новатор
непременно скажет вам, что ваша клас¬сическая музыка такая же светская и мирская, как и его рок-
музыка.
Такого рода споры напоминают мне о тех временах, когда я только пришел ко Христу. Как-то я заявил
од¬ному верующему, что люди, употребляющие в пищу высо-кокалорийные продукты, такие же
грешники, как и куриль¬щики. А сказал я так потому, что он стал критиковать курение, а я в то время
курил. Это неправильные рассуж¬дения: и те, и другие должны заботиться о своем теле. Однако когда
мы начинаем спорить на темы, которые в Библии изложены неявным образом, мы и себя, и всех
ок¬ружающих затягиваем в трясину. Мы пытаемся доказать недоказуемое.
Если новатор сказал вам, что классическая музыка такая же светская и мирская, как и рок-музыка,
попро¬сите его доказать, что первая так же тесно связана с безнравственность, как и последняя.
Тогда он вынужден будет придумать, как же логически доказать, что класси-ческая музыка может кого-
то в современной церкви ос¬корбить. Но классическая музыка на сегодняшний день настолько далеко
отстоит от той безнравственности, ко¬торая. возможно, когда-то в прошлом была присуща ее авторам
и исполнителям, что никто не может положа руку на сердце сказать, что в его сознании она
ассоци¬ируется со злом.
Может ли сатана использовать классическую музыку? Вполне может, хотя в наши дни это трудно себе
предста¬вить. Говорят, что такие композиторы, как Моцарт и Бет¬ховен, прожили далеко не
совершенную жизнь, но почти все сегодня признают, что их музыка прекрасна. Конеч¬но, многие
оперы имеют либретто сомнительного содержа¬ния: в них есть намеки на прелюбодеяние, соблазн,
бунт против властей. Но лично я не призываю использовать оперы в церкви. И все же, если я когда-
нибудь встречу верующего, которого действительно оскорбит использова¬ние классической музыки в
церкви, то я непременно по¬ступлю так, как того требуют библейские принципы, кото¬рые мы уже
рассмотрели.
Может ли сатана использовать рок-музыку? Что за вопрос! Названия рок-групп уже говорят сами за
себя: «Black Sabbath» («Черный Шаббат»), « KISS» («Knights In Satan's Service», «Рыцари на служении
у сатаны»), AC/DC (обозначение переменного и постоянного токов), «Sex Pistols» («Секс-пистолеты»).
Я перечислил лишь несколько из них. но этого достаточно, чтобы вызвать у нас негатив¬ные
ассоциации. Вне всякого сомнения, рок-музыка свя¬зана со злом и одержимыми злом людьми. А
Библия при¬зывает воздерживаться от всякого рода, или подобия, зла. Это как два плюс два четыре.
Я не верю в то, что существует простой ответ, способ¬ный изменить мнение человека, требующего
«показать ему, где...». Как и в каждом спорном вопросе нашей хри¬стианской жизни, нам нужно
тщательно изучать прин¬ципы Писания, при помощи которых можно было бы оценить свои
пристрастия и определить будущее поведе¬ние. Я рассмотрел несколько таких принципов в главе о
личных вкусах и предпочтениях.
Нам еще долго предстоит познавать, что значит жить жизнью, отделенной для Христа. «Будьте святы»
— этот призыв проходит красной нитью через всю Библию. Хри¬стос, апостолы и весь Ветхий Завет
заповедуют нам быть святыми. Быть святым — значит быть отделенным от мира для Бога. Но в
реальности не все так просто, и путь к святости на самом деле тернист и тесен, поскольку он
пролегает через нашу культуру, полную чувственности и заботы о материальном. Но все равно
христиане призва¬ны идти поэтому тернистому пути, на котором нет мес¬та безнравственности и
даже намеку на безнравствен¬ность. Это значит, что мы должны остерегаться некоторых явлений в
нашей жизни, таких, например, как рок-му¬зыка. Будем ли мы согрешать, идя по этому пути? Да. Но
это все равно не дает нам права вместе со своей му¬зыкой приносить в церковь подобие зла.

Глава 12
Разве Библия говорит, что для привлечения людей к Богу все средства хороши?

Суть этого аргумента заключается в том, что в церк¬ви можно исполнять любую музыку, если это
помогает привлечь погибающих. Как музыкальный руководитель, я сам часто использовал его.
Предполагается, что можно привлечь больше людей в церковь при помощи современ¬ной музыки, чем
при помощи традиционной церковной му¬зыки, так как люди из мира лучше смогут воспринять
Евангелие, если оно будет сопровождаться привычной для них музыкой. Из этого следует, что ради
спасения поги¬бающих в церкви можно исполнять любую музыку. Да¬вайте рассмотрим отрывок из
Писания, который часто при¬водится в поддержку этого аргумента: «Для немощных был как
немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере
некоторых» (1 Кор. 9:22).
Слова, выделенные курсивом, часто используются для того, чтобы оправдать современную
христианскую музыку как средство спасения погибающих. Ложное утверждение, подтвержденное
библейским стихом, приобретает большое влияние в церкви. Многие христиане понятия не имеют, как
следует изучать Библию, и их можно легко ввести в заблуждение, предоставив им стихи, вырванные из
контек¬ста и ложно истолкованные. Даже пастора, которые науче¬ны принципам толкования и знают,
как изучать Библию, поддаются этому заблуждению. Это видно из того, что очень многие
руководители церкви с энтузиазмом приняли современную музыку в свои церкви, что мало кто из них
противостоит ей. Современная музыка не встретила на своем пути никаких препятствий, потому что
ее пропаган¬дисты ввели людей в заблуждение. Но пастора должны оберегать своих овец от лжи. а не
широко открывать перед ней дверь.
Перед нами еще один пример того, как праведными побуждениями можно замаскировать нежелание
отказы¬ваться от своих музыкальных пристрастий. На первый взгляд может показаться, что Павел
пытается уподобиться тем, кого он надеется обратить, чтобы привести их ко спасению. Однако из
контекста становится понятно, что в этом стихе идет речь не о музыке: в этом стихе гово¬рится о том,
насколько серьезно Павел относится к бла¬говестим). Апостол защищает свое служения среди иудеев
и среди язычников и описывает свое отношение к соблю¬дению ветхозаветного закона. Он выделяет
три группы людей: те, которые находятся под законом, — иудеи; те, ко¬торые не под законом, —
язычники; те христиане, которые точно не знают, должны они соблюдать закон или нет, — немощные
верующие. Но даже здесь Павел убеждает чи¬тателя в том, что сам он считает себя не чуждым закона
перед Богом, но подзаконным Христу (1 Кор. 9:21). Дру-гими словами, он с уважением относится к
сомнениям людей этих трех групп и, если это не противоречит его принципам, подстраивается под
них ради их блага. Выры¬вать 22-й стих из контекста и пытаться обосновать им со¬мнительную (в
лучшем случае) форму поклонения в цер¬кви или сомнительные методы благовестил — это нельзя
оправдать.
Апостол Павел написал достаточно много, чтобы мы могли сделать вывод, что он сам никогда не
использовал бы и не одобрил бы использование таких сомнительных средств благовестил, как рок-
музыка. Обосновывать сло¬вами Павла присутствие современной музыки в церкви — значит
поступать нечестно по отношению к апостолу: получается, что он оправдывал использование любых
плот¬ских или мирских методов привлечения людей.
Это тот же Павел, который призывал нас к святой жиз¬ни и убеждал умертвить дела плоти (Рим. 8:13)
и убегать от юношеских похотей (2 Тим. 2:22). Это тот же Павел, который учил нас в первую очередь
думать о нуждах и слабостях своего ближнего (см. гл. 8).
Мы не имеем права принимать любой мирской метод, чтобы привлечь погибающих. Мы должны быть
осторожны в выборе тех методов, которые приемлемы для Царствия Божьего.

Глава 13
Можно ли к музыке прославления выдвигать другие требования?

У нас с Джуди есть очень хорошие друзья, которые жи¬вут в штате Огайо и посещают церковь, где с
давних вре¬мен на богослужении исполняют традиционную музыку. Недавно некоторые из членов
этой церкви развернули кам¬панию по внедрению современной музыки в богослужение. (По иронии
судьбы, именно в эту церковь перешли не¬сколько семей из соседней церкви, спасаясь от
преобразо¬ваний в музыкальной сфере, которые спровоцировал я.) Наши друзья поделились со мной
этой проблемой, и я дал им пару советов, которые приведены в этой книге, чтобы по¬мочь дать
достойный ответ новаторам. Эта семейная пара стала для меня источником вдохновения и поддержки.
Они обратили мое внимание на один довольно интерес¬ный момент, касающийся определения
понятия поклонения. Музыкальные новаторы в их церкви выделяли особую музыку, которая подходит
для прославления, но может не использоваться при поклонении. Они соглашались с
тра¬диционалистами в том, что к выбору музыки для покло¬нения нужно подходить очень
осмотрительно, но при этом утверждали, что прославление — это отдельная область и что при
прославлении можно использовать современную музыку без барабанов.
Псалом 150, который по праву можно назвать самым великим прославляющим гимном, часто
используется как аргумент в защиту идеи о том, что музыка прославле¬ния — это особая категория
церковной музыки. В час¬тности, стихи 4 и 5 особенно часто используются, чтобы оправдать
присутствие современной музыки и танцев на богослужении: «Хвалите Его с тимпаном и ликами,
хва¬лите Его на струнах и органе. Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах
громогласных!»
Я не согласен с таким истолкованием этих слов, пото¬му что оно сделано без учета того культурного и
исто¬рического контекста, в котором были написаны псалмы, и с единственной целью — оправдать
использование совре¬менной музыки. Мы не играем на еврейских музыкальных инструментах и не
поем в еврейском стиле. На своих бо-гослужениях мы не требуем такого же благоговения, такой же
чистоты и такого же посвящения, каких требовал Давид в Первой книге паралипоменон, в
шестнадцатой главе. Ско¬рее всего, такие же требования предъявлялись и к испол¬нению этого
псалма. Евреи играли на ударных инструмен¬тах, но я думаю, что глупо ставить в один ряд их
ким¬валы и тимпаны и барабаны «Rolling Stones», как это де¬лают некоторые.
Но я пойду еще дальше новаторов, которые пытаются разделить церковную музыку на музыку
поклонения и музыку прославления. Я считаю, что музыка в церкви может сопровождать только
прославление Бога — мы не должны путать музыку с поклонением. Как я уже отме¬чал ранее,
библейское поклонение — это полная противо¬положность нашему поведению на музыкальных
служениях и отношению к ним. То, что мы делаем, воздавая славу Богу и Христу: поем песни,
поднимаем руки, делимся сви¬детельствами о том. как Бог являет себя в нашей жизни, вслух читаем
отрывки из Писания — все это является очень точным описанием слова «прославление».
Правиль¬нее сказать, что мы в такие моменты прославляем Бога, а не поклоняемся Ему. Поэтому
рассмотреть, какая музыка должна звучать во время прославления Бога, является очень важным.
Давайте более подробно рассмотрим, что же обознача¬ет слово «прославлять». Уэбстерский словарь
«New World College» определяет глагол «прославлять» так: «признавать чье-то достоинство,
выражать одобрение и восхищение; воспевать славу (например, Бога) в песне; превозносить,
восхвалять». Английское слово прославлять» происходит от латинского «pretium», что значит
ценность, цена. Когда мы кого-то хвалим, мы признаем его достоинства. Срав¬нив эти слова, мы
придем к выводу, что «прославление» — это слышимое выражение похвалы и одобрения, в то вре¬мя
как «поклонение» — это отношение, подразумевающее почтение и благоговение. Прославление и
поклонение как два сапога одной пары.
В псалмах для обозначения понятия «прославление» употребляется еврейское слово «халал» (от него
произошло наше слово «аллилуйя»). В симфонии Стронга слово «ха¬лал» определяется как «быть
чистым (первоначально в отношении звука, но обычно в отношении цвета), сиять». Этот же корень
имеют еврейские слова, обозначающие «ус-траивать представление, хвалиться», «кричать до
безумия», «восторженно говорить», «праздновать», «воспевать», «восхва¬лять», «бушевать».
Некоторые новаторы на том основании, что одно из слов, имеющих корень «халал», означает
«кри¬чать до безумия», утверждают, что во время прославления может иметь место крайнее
эмоциональное возбуждение, однако я не вижу, чтобы какой-либо отрывок из Библии, рассмотренный
в контексте, подтверждал эту мысль.
Как и большинство еврейских слов, слово «халал» имеет много значений. Первое его словарное
значение «быть чистым (по цвету или по звучанию), сиять» подходит боль¬ше всего. Когда мы
прославляем Иегову, сияем ли мы для Него? Мы не должны прославлять Его, если мы потускне¬ли из-
за греха и испачкались в нем. А звуки и слова нашего прославления, чисты ли они в своем звучании?
Мы не должны путать их с музыкой или словами, которые опьяняют и рассеивают внимание.
В Новом Завете несколько греческих слов переводят¬ся как «прославлять».
• «Эпайнос» — восхвалять; одобрять; хвалить; быть достойным похвалы.
• «Айнос» — рассказ. Хвала, воздаваемая Богу за блага, ожидаемые или полученные.
• «Айнео» — воспевать хвалу (относится только к Богу).
• «Айнезис» — акт прославления, например, жерт¬ва благодарения.
• «Докса» — слава; достоинство, честь, хвала, покло¬нение. Обозначает заслуженное почтение.
• «Гимнео» — петь гимны; прославлять Бога в песне.
Каждое из этих греческих слов имеет определенный смысловой оттенок и со своей стороны
характеризует та¬кое понятие, как «прославление». Чаще всего в Новом За¬вете для обозначения
этого понятия используется слово эпайнос». Прославление «эпайнос» имеет много общего с
понятием «поклонение» — оба слова подразумевают почи¬тание Бога.
Итак, как связаны между собой прославление и покло¬нение? Как я уже отмечал в главе 4,
поклоняться Богу — значит, в сердце преклоняться перед Ним в почтении за то, кем Он является, а
прославлять Его — значит выра¬жать свое понимание того, кем Он является. Когда мы поклоняемся.
мы пребываем в страхе перед Божьим величи¬ем. Когда мы прославляем Бога, мы говорим об этом
ве¬личии. Можем ли мы прославлять Бога и в то же время не поклоняться Ему? Нет, не можем.
Можем ли мы поклоняться Богу, не прославляя Его? Поклоняться Богу мы можем и во время пения
песни хва¬лы, и во время молитвы, и во время чтения Библии, и во время проповеди, и во время
путешествия по горам — каждый раз, когда мы осознаем величие Божье и в срав¬нении с Ним
ощущаем свою ничтожность, склоняемся пе¬ред Ним (буквально или фигурально в сердце и мыслях).
Не всегда в такие моменты мы испытываем радость, не всегда у нас бывает приподнятое настроение.
Но по-на¬стоящему смирившись духовно, мы обретаем ободрение от Господа: Он дает нам
обновленное сердце, чтобы просла¬вить Его (псалом 50).
Возвращаясь к вопросу о различии между прославле¬нием и поклонением, отмечу, что хотя
прославление и по¬клонение не одно и то же, это не повод использовать со-временную христианскую
музыку при прославлении. Бог не делает исключения для музыки прославления: ее чи¬стота и
благопристойность также должны соответствовать Его требованиям. Назвав музыку поклонения
музыкой прославления, мы все равно можем оскорбить других, а на это у нас нет права. Всю
церковную музыку нужно под-бирать по одному и тому же принципу: она не должна быть похожей на
мирскую музыку и ассоциироваться с поведением людей в мире, она не должна оскорблять
ве¬рующих.
Давайте прервем на мгновение свои дебаты относитель¬но музыки и посмотрим, что говорит Мэттью
Генри о псалме 150.
Самая лучшая музыка для Божьего уха — это по¬священное и благочестивое сердце, поп musica
chordula, scd cor — не мелодичный напев, а мелодичное сердце.
Прославляйте Бога сильной верой, святой любовью и радостью; прославляйте своей твердой
уверенностью во Христе; прославляйте Его верой в победу над силами тьмы; прославляйте Его с
искренним желанием прибли¬зиться к Нему и с чувством полного удовлетворения от общения с Ним;
прославляйте Его радостной покорно¬стью всем Его повелениям; прославляйте Его почита¬нием всех
Его заповедей; прославляйте Его, радуясь Его великой любви и утешаясь Его великой благостью;
прославляйте Его, расширяя Его Царство благодати; прославляйте Его живой надеждой и ожиданием
цар-ства Его славы (курсив мой)1.
Аллилуйя!

Глава 14
Разве Мартин Лютер и братья Уэсли не использовали современную музыку в своей церкви?

Это еще один распространенный довод в пользу при¬сутствия современной христианской музыки в
церкви. Когда-то имевшие место события сегодня стали легендой, которую новаторы воспринимают
так, как будто по своей достоверности она равна Священному Писанию. Этот ар¬гумент звучит
примерно так: «Осуждая рок-музыку, вы лицемерите, так как церковь всегда принимала современную
музыку». Из собственного опыта я знаю, что девя¬носто девять процентов новаторов не занимались
иссле¬дованием церковной истории для того, чтобы убедиться, что это действительно так; они слепо
приняли на веру то, что им сказали их руководители.
Активно пропагандировала этот аргумент христианская музыкальная группа «Глэд». На концертах ее
участники показывали небольшую музыкальную сатирическую пье¬су. основная мысль которой
заключалась в том, что если бы Чарльз Уэсли жил в наше время, то он, без сомнения, свои гимны
писал бы на современную музыку. Группа «Глэд» даже сняла эту постановку на видео и
использо¬вала эту запись, чтобы убедить подростков и взрослых, не желающих принимать
нововведения в музыкальном слу¬жении, что современную христианскую музыку в церкви играть
можно. Это только один из примеров того, как этот довод пропагандируется среди приверженцев
современной христианской музыки.
Пришло, наконец, время опровергнуть эту ложь. Как только мы начнем исследовать церковную
историю, то сразу же убедимся, что использование современной музыки в церкви во все времена было
скорее редким исключением, чем правилом. Мы увидим, что новаторы превратно ис¬толковывают
действия Лютера и братьев Уэсли в погоне за доказательствами истинности своей позиции.
Новаторы говорят, что Мартин Лютер и Чарльз Уэсли положили несколько текстов своих песен на
популярные в то время народные мелодии, включая те, которые распе¬вали в пивных барах. Это, с их
точки зрения, означает, что и сегодня церкви нужно проявлять открытость и толеран¬тность по
отношению к любой современной музыке. Если Лютер и Уэсли без зазрения совести поступали так, то
и мы сегодня можем следовать их примеру. Но давайте по¬смотрим, что пишет Макуджина о Лютере в
своем исто¬рическом исследовании.
Лютер написал стихи для церковного пения на ме¬лодию только одной светской песни под названием
«Я пришел из чужой страны». Его песня называлась «С высоты небес я к Тебе пришел». Ее стали петь
в 1535 году. Однако через четыре года Лютер сам написал другую мелодию под эти слова. До самой
его смерти эта песня больше не исполнялась на светский мотив.
Лютер изменил мелодию этой песни, поскольку священ¬ный текст мог быть запятнан ассоциациями с
миром, не приличными для поклонения Богу.1
А миф об Уэсли Макуджина развенчивает так:
Пример братьев Уэсли скорее подрывает позицию приверженцев современной христианской музыки,
неже¬ли поддерживает ее. Джон (брат Чарльза, подбиравший гимны своего брата для исполнения в
церкви), который сыграл немаловажную роль в ошеломляющем успехе уэслианской гимнологической
революции, был совершен¬но не похож на современных музыкальных философов, утверждающих, что
музыка — вне морали. Как утвер¬ждает Дарси, «очевидно, Уэсли очень критично подхо¬дил к выбору
мелодий для поклонения. Он никогда, хотя сегодня принято считать наоборот, не позволил бы, чтобы
в его церкви звучала мелодия из близлежаще¬го бара».
51 хочу закончить свои рассуждения предостереже¬нием Дарси. с которым я полностью согласен: «Ни
одно разумное истолкование исторических фактов не дает ос¬нования использовать, оправдываясь
примером Джона Уэсли, первую попавшуюся под руку мелодию, которая поразила воображение
современных руководителей по¬клонения».2
Новаторы также утверждают, что и Лютер, и Уэсли в свое время много копий поломали в борьбе с
теми, кто противился звучанию простонародной (то есть популярной и общеизвестной) музыки на
богослужении. Их музыка оскорбляла слух некоторых прихожан. Музыкальная груп¬па «Глэд» в своей
постановке высмеивает этих «замшелых святых». Они хотят внушить своим зрителям, что Лютер и
Уэсли старались привлечь в церковь новых людей, а эти фарисействующие пытались помешать им.
Погодите! Позволяет ли вам Писание намеренно оскор¬блять святых своей музыкой, даже если вы
такие великие мужи Божьи, как Лютер и Уэсли? Изменить свое поведе¬ние должен оскорбивший, а не
оскорбленный. Лютер ис¬правил свою ошибку, переложив слова песни со светской мелодии на свой
мотив. Но новаторы настроены совер¬шенно иначе: согрешил тот, кто чувствует себя обижен¬ным, а
не я! Какая бесчувственность! Христиане не име¬ют права оскорблять друг друга. Пока мы не
согласимся с тем, что мы должны изменить свое оскорбительное по¬ведение, мы вообще не имеем
права рассуждать о том. дей¬ствительно ли у оскорбленного человека были основания чувствовать
себя оскорбленным.
Если вы приверженец современной музыки, я знаю, что вы ответите мне: «А если меня оскорбляет
традиционная музыка? Что, традиционалисты от этого перестанут ис-пользовать ее в церкви?» В
этом случае вы должны объяс¬нить, почему вас оскорбляет традиционная музыка. До сего дня я
слышал всего две причины: это скучная му¬зыка и это неподходящая музыка. Но скажите откровенно,
принял ли бы ваши доводы апостол Павел, который при¬зывал «не подавать брату случая к
преткновению или со¬блазну»? Я лично так не думаю. Однако с противополож¬ной стороны звучат
совершенно обоснованные претензии: чувственный ритм, вызывающий ассоциации с мирским
образом жизни. — причина церковных расколов.
Когда традиционалист начинает подвергать сомнению ценность современной музыки, новатор
обычно занима¬ет оборонительную позицию и заявляет в ответ, что «мы не должны судить друг
друга», когда речь идет о музы¬ке. Но в то же время этот новатор судит, на самом ли деле у его брата
были основания оскорбиться! Хуже того, он заявляет, что все несогласные поступают как фарисеи, и
оправдывает свои оскорбительные музыкальные при¬страстия тем, что действия Иисуса тоже
оскорбляли фа¬рисеев.
Это уж слишком! За кого мы себя принимаем? За Иисуса? Почему сатане удалось с такой легкостью
заста¬вить нас воспринимать своих братьев-христиан (которые до нашего появления жили жизнью,
полной благодати) как фарисеев только потому, что они не соглашаются с нами по поводу музыки?
Наши братья во Христе не фарисеи и называть их так — значит наносить им глубокое оскор¬бление.
Другой новатор может спросить, почему же музыка, которая была так оскорбительна в былое время,
без вся¬кого возражения принимается сегодня? Как песни из пивных прошлого столетия стали
приемлемыми для нас, так и рок-музыка станет приемлемой с годами. Но пере¬станет ли она в
будущем ассоциироваться со злом? Даже если так, перестанет ли она пробуждать в нас
физиоло¬гическую чувственность? Я не думаю, что кто-то сможет предсказать, когда это случи