Юрий Каминский

       Вера, надежда, любовь

Когда вдруг в голову ударит кровь,
Сию минуту требуя возмездия,
Пускай надежда, вера и любовь
Во мраке гнева вспыхнут, как созвездие.

И, замиряя яростных врагов,
Любовь отдать готовых на заклание,
Пусть ржавое железо желваков
Оплавится слезами покаяния.

И пусть лукавый, маскируя ад
Под кущи рая, смять нас не пытается,
Поскольку сила истинная, брат,
Не сталью ратной — верою питается.

И даже, если мне не повезет, —
Смыкая тяжелеющие вежды,
Услышу я, как мне Господь шепнет:
«С тобою вместе не умрет надежда».


Атеистам

Когда вы мне твердите: «Бога нет» –
И рвете меж собой и небом нити,
Я говорю: «Взгляните на рассвет
И на зарю вечернюю взгляните.

Послушайте, как яблоки в саду
Стучат, как месяц мается зевотой,
Погладьте иглокожую звезду
Ладонями, сожженными работой».

Когда в лицо бросают: «Где же Бог?» –
И душу неокрепшую в сомненье
Вгоняют, как вгоняют вилы в бок,
Я говорю: «Да будет вам прощенье!

Да будет с вами ночь, как дождь грибной,
Светла, когда нас вещий голос будит,
И тишина, встающая стеной,
Что крепостной стены надежней будет,

И хлеба ароматного ломоть,
И кротость, укрощающая лютых...
Да будет с вами все-таки Господь,
Который и неверующих любит».

      
          Не убий!

Земля, как бумага, горит
И глохнет от ратного грома…
А Он «не убий!» говорит
Убийце, от крови хмельному.

И как бы ни мудрствовал змий,
С какого б ни выполз он боку,
Я слышу слова «не убий!»,
Что людям завещаны Богом.

Но как иногда совладать
С собою, когда, вдруг до точки
Дойдя, ты бы мог растерзать
Врага своего на кусочки.

И в бездну пещерных веков
Срываясь, ты в драке жестокой
С ним насмерть схватиться готов:
Зуб за зуб и око за око.

Спасенье в одном: возлюбив
Христа, на Него уповая,
Шепчу я себе «Не убий!» —
Убийцу в себе убивая.