Татьяна Комарницкая
                      Сон

Палящий полдень. Вязкая жара.
Тупое ожиданье приговора
Сплотило крепче всякого раствора
Людей, валивших к площади с утра.

Они пришли, чтоб умертвить Творца,
Идущего на смерть за их спасенье.
В толпе мелькнули на одно мгновенье
Черты, как будто моего лица.

Да это я.... О Боже! Сохрани!
В беснующемся скопище людском
От ярости писклявым голоском
Ору, как все: «Распни Его! Распни!»

Проснулась, как бы в пропасти, на дне.
И надо же такому сну присниться.
Благодарю, Господь, что не дал мне
В те дни благословенные родиться,

Что взгляд мой не вонзался остриём
В Его большую, любящую душу,
Когда, палимый солнцем, как огнём,
Стоял Он и толпы решенье слушал.

Затем на миг пришло успокоенье
От сновиденьем вызванной тоски,
Но вдруг души внезапное волненье
Спокойствие разбило на куски.

Пусть не была среди убийц в те дни,
Но разве я хоть чем-то лучше их?
Рука соблазнов и грехов моих
Стучится в мозг: «Распни Его! Распни!»

Он вновь скорбит неистово, смертельно,
Не о Себе – о людях, обо мне.
Его любовь, безмерна, беспредельна,
Не понята, не принята вполне.

И больно мне, и горестно, и странно.
Сегодня – наяву, а не во сне
Его незаживающие раны
Сочатся кровью по моей вине.

1993 г


ПУТЬ К ГОЛГОФЕ

«Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши. Наказание мира нашего было на Нём. И
ранами Его мы исцелились. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством. Чрез познание Его
Он, Праведник, оправдает многих».                                                    (Книга Пророка Исайи 53: 5, 6,11).


На всю Вселенную раздался стук.
То в древо гвозди ржавые вбивают.
Они в ногах пронзённых, дланях рук
Зияющие раны прорывают.

Там, на кресте Сын Божий умирал.
Бичами изувеченное тело,
От боли содрогаясь, холодело.
Чело венок терновый покрывал.

Вздымает грудь неровное дыханье.
Лучистый взгляд туманит смерти мгла.
Печать нечеловеческих страданий
На лик обезображенный легла.

Слова любви, прощанья и прощенья
На воспалённых замерли губах.
Он умирал, в одних вселяя страх,
В других - веселье, боль или смущенье.

Что сделал Он? Чем заслужил Он смерть?!
Он исцелял больных, учил любить,
Он истину открыл, Ему бы жить,
Но Он пришёл в наш мир, чтоб умереть.

За необъятность беззаконных дел,
Безбожных мыслей, недостойных фраз -
Моих, твоих, его и всех людей -
Он умирал. Он спас от смерти нас.

Ведь вечно жить пред Богом будут те,
В ком нет греха, кто праведен и свят.
Он два тысячелетия назад
Нас поднял к недоступной высоте.

Пусть я слаба, беспомощна, грешна -
Он обелил меня Своей любовью.
Я только верить, веровать должна,
Что грех мой смыт Его Святою Кровью.

Иду к Голгофе. Здесь Его вели.
Он шёл, согбенный, из последних сил,
Не крест лишь Он на гору возносил,
Но бремя преступлений всей земли.

Склоняю я колени у креста.
Губами к рваным ранам прикасаюсь.
Мне сердце жжёт живая кровь Христа.
Ему я исповедуюсь и каюсь.

Как сильно любит нас Великий Бог?!
Он умирал за каждого, за всех.
Он путь открыл, Он сделал всё, что мог,
Чтоб не господствовал над нами грех.

Я верую: Он Истина и Свет.
И ныне жив, не в мифах - наяву.
Коль нет Его, тогда и жизни нет!
Я верую, и значит, я живу!
1993 г.

* * *

Я посвящаю этот стих Тебе,
Бесценный Друг! Насущный Хлеб духовный!
Путеводитель мой в земной борьбе!
Святыня! Вдохновенья плод верховный!

Ты всех земных сокровищ мне дороже,
Непостижимей Ты день ото дня.
Лучом пытливым с каждым часом строже
Исследуешь Ты сердце у меня.

Ты - Откровенье, что доступно всем.
Ты гениальной простотою лечишь
От всех возможных на земле проблем.
Ты - Совершенство без противоречий.

Ты Мудрость, воплощённая в словах,
В уроках жизненных, великих и глубоких.
Живут в людских сердцах и головах
Твои бессмертием пропитанные строки.

О, Библия! Ты блеск златых зарниц!
Учебник Истины, Святой омытой Кровью!
К нам говорит Господь с Твоих страниц.
Он жаждет веры, дышащей любовью.
1993 г.

Искушение в пустыне

Шёл пилигрим к земле обетованной.
Пустыня. Холод ночью. Днём жара.
И голод, жажда и усталость...
О, сколько же ещё осталось?!
Он еле плёлся, и казалось,
Что упадёт сейчас он бездыханный.
Тут едкий голос позади: "Пора!.."
Оцепенев, он точно в землю врос.
Плащом колючим обнял тело страх,
И в сердце гулко застучал вопрос:
"Достоин ли войти в ту землю я?
Людские души Сущим в небесах
На самых точных взвешены весах,
Так сколько весит там душа моя?"
И тот же голос отвечает: "Много.
Тобой немало сделано для Бога:
Молился ты, над Библией корпел,
В духовном росте очень преуспел
И людям сделал много добрых дел".
Довольный этим, пилигрим вздохнул
И поднял голову, расправив грудь,
Но сил в нём не прибавилось ничуть,
Хотел идти, но так и не шагнул.
На пройденный тогда он путь взглянул.
"Но я же горд порой и этим слаб.
Я эгоист. Я нерадивый раб.
Молился плохо, недостойно жил,
Своим грехам излюбленным служил".
"Э, брат, коль так, ты весишь очень мало.
И столько сил в пустыне зря пропало!
Пойдём со мной, в оазисе живом
Тебе роскошный выстрою я дом".
И сердце в обольщении пустом,
Как птенчик пойманный, затрепетало.
Желание идти он потерял,
Но вспомнил, вспомнил в этот миг о Том,
Кто на кресте так страшно умирал.
И пилигрим сомнения попрал,
И сделал, наконец, тот важный шаг.
"Коварен  ты и ловок, лютый враг!
Бог взвешивает души по иному,
Небесному закону, не земному:
Душа того, кто верит, весит много,
На чаше с нею капля крови Бога.
Живая вера наша - не дела,
Надежду и прощение дала.
Усталого ты искушал меня,
Но побеждён сегодня. Уходи.
Мой путь един. Я вижу: впереди
Идёт Спаситель - из среды огня,
Дающего тепло мне в час ночной,
Из облака, смягчающего зной,
Он говорит: "Иди. Иди. Иди!"
1994 г.

Бог есть Любовь

Каков Он, Бог, которому служу
И в миг затишья, и во время битвы?
Пускай, порою, слов не нахожу,
Он слышит и безмолвные молитвы.
Мой каждый день, мой каждый час и миг,
Мой каждый шаг и вздох - Его творенье.
Всё лучшее, чего б ты не достиг
В земном пути, то Божье провиденье.
Всё светлое, что делает сердца
Огромными и чистыми, как небо,
Живое слово, что сытнее хлеба,
Вода и свет от Господа-Творца.
За жизнь - бесценный дар - хвала Ему!
Он слышит голос всех, Его зовущих.
Непостижимый Он и Вечносущий,
Но близкий и доступный потому,
Что в Нём одном добро, любовь, покой
Слились в святом небесном совершенстве.
Он дарит мир и радость, и блаженство
Своею нескудеющей рукой.
И в самом сокровенном и таинственном
Один лишь Он даст правильный совет.
"Бог есть Любовь"! На крыльях этой истины
Поднимет Он меня в небесный свет!
1995 г.

Причастие

Пасхальный вечер на заре веков.
В простой просторной горнице, в тиши,
Христос собрал Своих учеников
И что-то непонятное свершил.
С молитвой преломляет хлеб Господь
И раздаёт ученикам спокойно:
"Все ешьте, ибо это Моя плоть.
Но никогда не ешьте недостойно!"
Даёт Он чашу, скорби не тая,
Пурпурное вино дрожит, искрится:
"Все пейте, ибо это кровь Моя,
Которая за вас должна пролиться.
Так делайте отныне всякий раз,
Вечеряя в моё воспоминанье,
До той поры, пока наступит час
Мне к вам прийти в Божественном сиянье".
Есть в том великом таинстве святом
Глубокий смысл и знак благоволенья,
Наглядное свидетельство о Том,
Кто отдал жизнь за правду, за спасенье.
Он - Слово Божие, Духовный Хлеб для нас,
И хлеб стал символом Господня тела.
С молитвой преломляя хлеб сейчас,
Становимся мы с Ним единым целым.
Нет больше узких рамок мест, времён,
Тысячелетий нет, нас разделивших.
Есть братство то, что освящает Он, -
Всех любящих Его и всех любивших.
Мы принимаем истину Его
И как бы разделяем с Ним страданья.
Он кровью нас очистил от всего,
Что совершаем вопреки желаньям.
Смиренная, прощённая, стою
Вновь чистая и светлая пред Ним.
Я - часть Его. Он сделал жизнь мою
Большим благословением Своим!
1996 г.

Путь к Небесам

Так долог путь к небесной высоте.
Добраться к ней живёт во мне стремленье,
Возненавидеть грех, найти спасенье
В Божественной Священной чистоте.
Как часто суета влечёт меня
Обратно быстрым, вспененным потоком.
И я в оцепенении жестоком
Не отличаю ночи ото дня.
Не дай, Господь, когда-нибудь сказать,
Что нет Тебя, и зов к Тебе напрасен.
Путь к небесам возвышенно прекрасен,
И каждый миг смятенья - шаг назад.
Лишь в том пути и смысл, и цель, и жизнь!
И что сравнится с истиной Господней?!
Я становлюсь счастливей и свободней,
Иные открывая рубежи.
Слетают с наших душ на том пути
Все ложные личины, маски, роли.
Через огонь страдания и боли
Нам не однажды предстоит пройти.
Бесследно исчезает в том огне
Всё то, что скверно, низко, недостойно.
Иду вперёд отважно и спокойно -
Сомненья стрелы тонут в вышине!
1997 г.

Покаяние

Бессмертные Евангельские строки
Пронзают сердце трепетным огнём.
Сначала непонятный и далёкий,
Ты мне родней и ближе с каждым днём.
Читаю я и как бы проживаю
Сто жизней, переплетенных с Твоей.
Твои слезами ноги омываю.
Иду с Тобой сквозь вереницы дней.
Ты словом исцелял мои недуги,
Небесной властью очищал меня.
Ты стал моим Учителем и Другом,
Вёл к свету, наставляя и храня.
Причастие в преддверии страданий.
Я вижу скорбь и пот кровавый Твой.
И это я уснула в Гефсеманьи,
Забыв о просьбе бодрствовать с Тобой.
Тебя в саду, пропитанном печалью,
Я поцелуем низким предаю.
И серебро в награду получаю
За подлую находчивость свою.
Тебе в лицо плюю и издеваюсь.
Тебя моя ударила рука.
Трясясь от страха, трижды отрекаюсь
Я, Господи, до пенья петуха.
Стелю одежды и кричу: "Осанна!"
Затем ору ужасное: "Распни!"
Мой мозг освобождает от дурмана
Твоё: "Илли лама савахвани!"
И я рыдаю вместе с Магдалиной
И погребальный приношу наряд.
И в воскресенья светлую годину
К пустому гробу прибегаю я.
Я чистыми слезами покаянья
Смываю кровь с пронзённых ног и рук.
Твоя Любовь мне стала воздаяньем
За сотни мною причинённых мук!
1997 г.

Слово

«Слово Моё, которое исходит из уст Моих, не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что
Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его».
(Книга Пророка Исайи 55:11)


Вы видели, как прорастает Слово?!
Сквозь глыбы чувств и времени пласты
Его крупица волей Всеблагого
Упала прямо в сердце с высоты.

Лежит оно до времени, до срока,
Волнуя, будоража естество.
Настанет миг - живительным потоком
Небесный дождь прольётся на него.

Где выглянет на свет росточек нежный,
Могучим корнем в сердце упершись,
Там будет мир - возвышенный, безбрежный,
Там заново начавшаяся жизнь!
1998 г.

*  *  *
Когда Господь испытывал молчанием,
Звенела тишина в полночной мгле.
Давило небо тучами отчаянья,
И опускался взгляд к пустой земле.

Немело, зябло сердце в одиночестве,
И почва уходила из-под ног.
И самые суровые пророчества,
Казалось, обступили мой порог.

Когда Господь испытывал молчанием,
Тоска о Небе светлой болью жгла,
Душа мольбой, и песнями печальными,
И ожиданьем отзыва жила.
2000 г.

Он любит

Кто на земле способен так любить?!
Кто каждый миг спешит прийти на помощь?!
Когда о Нём не думаешь, не помнишь,
Не забывает Он меня хранить.

Он знает всё. Пред Ним не утаить
Ни одного позорного мгновенья.
Он всё простил! К чему теперь сомненья?
Не перестанет Он меня любить.

Коль Он сказал, что я - дитя Его,
То, несмотря на всё моё неверье,
Он неизменно  милостив и верен,
И Слова не нарушит Своего.
2001 г.

Что подарить Христу

Великий праздник. Мы спешим с волненьем
Христа прославить, поблагодарить.
У Господа сегодня День Рожденья.
Какой подарок Богу подарить?
Стихи и песни? Шутки и веселье?
Улыбки, не сходящие с лица?
А может, лучше, чтобы загорелись
Небесной веры полные сердца.
И рассказать Ему предельно честно
Всё, что нависло камнем на душе,
Чтоб первая любовь к Нему воскресла,
Годами незаметная уже.
Чтобы за Ним Одним, куда Ни скажет
Отец Небесный, преданно идти.
Пускай наш крест опять на плечи ляжет,
Коль нами он оставлен на пути.
А мы порой годами в заблужденьях,
И сердце злом и похотью больно.
Что подарить Христу на День Рожденья?!
Ведь всё должно быть отдано давно!
2001 г.

О вечном

Как жаль, что мало думаем о небе,
Разменивая слово на слова.
Заботой не о том насущном хлебе
Загружена так часто голова.
Расплачиваясь временем беспечно,
За блага, что нам по сердцу пришлись, -
Земное кратко: то, что в Небе, вечно, -
Куда свою мы вкладываем жизнь?!
А стоит только взгляд поднять на небо
И сердцем оторваться от земли, -
И вкус того действительного хлеба
Напомнит Дом, который ждёт вдали.
Нас огорчают беды и напасти,
Смущают унижение и стыд,
Все наши представления о счастье
Одно мгновенье вечности затмит.
И в день, когда дом временный оставив,
Предстать пред Богом наш придёт черёд,
Все наши размышления о славе
Та истинная Слава превзойдёт.
И будет пир, и белые одежды
И за порогом Вечной той Страны
Все наши наисмелейшие надежды
Покажутся вдруг призрачно бледны.
И на земле не отыскать понятий,
Высокий самый жалким станет слог,
Чтоб описать тот миг, когда в объятья,
Там примет ожидающий нас Бог.
2010 г.

Христос воскрес

Сказали Ангелы Небес
В пустой гробнице весть однажды:
"Христос воистину воскрес!" -
На Пасху так ответит каждый.
Но не ликуем, чаще плачем,
Погрязши в суете и лжи.
Христос воскрес, и это значит,
Он с нами, Он вовеки жив.

Жестокой смертью, воскресеньем
Он силу вражью сокрушил.
В Нём всё, что нужно для спасенья
И Наполнения души.
Мой неоплатный долг оплачен,
Грехи омыты, прощены.
Христос воскрес, и это значит,
Что смерть и ад побеждены.

Побеждены для тех, кто верой
Раскрыл пред Господом сердца.
Он стал путём для нас и дверью
В страну Небесного Отца.
Конец истории назначен,
И Божий Суд - не страшный сон!
Христос воскрес, и это значит,
Что мы воскреснем, как и Он!
2011 г.