Алексей Комарницкий

                                                                                              НОВОГОДНЯЯ АКЦИЯ
                                                                                                         сказка-притча

      Данька стоял в гостиной, зачарованно и как-то грустно глядя на роскошную ёлку, украшенную блестящими шарами и разноцветными
звёздами. Особое удовольствие доставляло ему следить за бегущими сверху вниз вокруг ёлки гирляндами. Их яркие, светящиеся
сказочными оттенками, лампочки то подмигивали, то подрагивали, а потом опять бежали, догоняя друг друга.
      "Как красиво! - подумал Данька. - Какое счастье наряжать ёлку, встречать Новый Год и находить утром под ёлкой подарки! И как жаль,
что этот праздник прошёл!"
      На глаза набежали слёзы. Он сейчас как никогда остро почувствовал, что праздник закончился. Ёлка ещё, конечно, постоит - обычно
родители не убирают её до старого Нового Года. Однако подарки уже получены, гости рано утром разошлись по домам, и посуда вымыта.
Олег, Данькин младший брат, проснувшись, даже успел сломать подаренный ему вездеход с дистанционным управлением и, вдоволь
наревевшись, ушёл с мамой прогуляться. У Даньки была лёгкая простуда, поэтому его на улицу не пустили. Отец ушёл навестить друга, и
мальчик остался дома один грустить о проходящем празднике.
      "Неужели нельзя ничего сделать, чтобы праздник так быстро не уходил?! - сокрушённо подумал Данька. - Ведь в сказках и новогодних
фильмах всё время рассказывается о чудесах, происходящих на Новый Год. Они случаются, как сами по себе, так и по воле Деда Мороза.
Вот бы со мной произошло такое чудо!"
      Данька вышел из гостиной и направился на кухню. Там он взял из вазы две большие мандарины, чтобы хоть как-то скрасить свою
печаль. Потом он подумал, что сейчас может хоть немного отвести душу, взяв эти мандарины и кусок пирога на тарелке к себе в комнату.
Родители это делать не разрешают, требуют, чтобы дети ели только на кухне. Сейчас никого дома нет, так что можно и нарушить запрет.
      Он прошёл к своей комнате и, открыв дверь, застыл на пороге. На его вертящемся стуле сидел Дед Мороз и смотрел на него
насмешливо-одобрительным взглядом. Его красная шуба, обшитая золотистым орнаментом, ярко сияла, отражая свет электрической
лампочки. В левой руке Дед Мороз держал фонарик, который Данька сегодня нашёл под ёлкой среди своих новогодних подарков. В
правой руке у гостя была большая палка с большим набалдашником, который тоже сверкал, и казалось, что он сам по себе излучает свет.
      Данька чуть не подавился от неожиданности, так как идя по коридору, успел откусить от пирога. Он испуганно смотрел на Деда Мороза
и никак не мог проглотить то, что откусил. Наконец он справился с этой нелёгкой задачей, но продолжал молча стоять на пороге, не
решаясь что-то сказать. Молчание нарушил Дед Мороз.
      - Ты меня испугался, - не спросил, а подтвердил он. - Сам только что хотел чудес, а теперь взял и испугался. Он захохотал и посветил
фонариком Даньке в глаза. Сквозь комнатный свет фонарик светил не так ярко, однако мальчик всё же прищурился.
      - Ну, заходи, заходи, - сказал Дед Мороз. - Ты хотел чуда, ты его получишь.
      Наконец Данька пришёл в себя и зашёл в комнату. Ему не понравилось, что неожиданный гость трогает его фонарик и так
бесцеремонно светит ему в глаза, но тот как будто догадался, что юный хозяин этим не доволен. Он положил фонарик на стол и
посмотрел на мальчика более приветливо.
      - Вы настоящий Дед Мороз? - нарушил, наконец, Данька возникшее молчание.
      - Самый-пресамый настоящий. Более настоящего Деда Мороза, чем я, нет на свете.
      - А вы действительно пришли, чтобы совершить новогоднее чудо?
      - Именно для этого я и пришёл. Я увидел, что тебе без меня никак не обойтись, вот и пришёл. Проси, чего твоя душа желает! Такая
сейчас новогодняя акция.
      - Правда-правда можно просить, и вы исполните?
      - Обязательно исполню. Исполнять желания таких мальчиков, как ты, - это моё любимое дело.
       - Я не хочу так долго ждать, когда опять будет Новый Год, - сказал неуверенно Данька.  
      - Ты не говори мне, чего ты не хочешь, а скажи, чего хочешь.
      - Я хочу, - уже более уверенно сказал мальчик, - чтобы Новый Год мы встречали каждый день. Разве вы можете такое сделать?
      - Запросто, - ответил гость, - считай, что я уже исполнил твоё желание. Только вот...
      - Что вот? - испуганно спросил Данька.
      - Чтобы дать тебе каждый день Новый Год, я должен забрать у тебя всё, что этому мешает. Ты получишь то, что хочешь, а то, что уже
будет не нужно, останется мне.
      - Это как? - не понял Данька.
      - Ну, ты помнишь, как вы с родителями ходили в кафе?
      - Помню.
      - Вам там что заказывали?
      - Фанту и пирожные.
      - Фанту вам как подали?
      - Налили в стаканы, - не уверенно ответил Данька, так и не понимая, куда клонит Дед Мороз.
      - А с самой бутылкой что сделали?
      - Официант унёс бутылку.
      - Почему унёс?
      - Потому, что она уже была пустая. Зачем нам пустая бутылка?
      - Значит, он унёс то, что вам было не нужно, а вы получили то, что было нужно?
      - Да.
      - Вот и я дам тебе то, что тебе нужно, а заберу то, что не нужно. Ты согласен?
      - Согласен, - уже уверенно ответил Данька, поняв, наконец, что имел в виду Дед Мороз.
      - Это хорошо, что мы поняли друг друга, - сказал Дед Мороз, вставая. - Давай пожмём друг другу руки.
      Данька протянул руку, и она утонула в большой красной рукавице. Сквозь неё он почувствовал сильный холод, исходящий от руки Деда
Мороза. Он еле выдержал это рукопожатие, а потом спрятал руку в карман брюк. А Дед Мороз в этот миг стукнул своей палкой по полу,
набалдашник вспыхнул ещё более ярким светом, а свет лампочки на секунду пропал. В следующий миг свет появился, а Данька, переводя
взгляд с потолка обратно на гостя, к своему удивлению заметил, что того уже в комнате нет.
      "Почудилось мне, что ли?" - подумал мальчик и увидел на полу своей комнаты перевёрнутую тарелку. Тут же валялся раскрошившийся
кусок пирога и две мандарины. Он даже не заметил, как уронил тарелку. Что это ему такое почудилось? Какой-то Дед Мороз необычный.
Недобрый совсем.
      Данька быстро поднял тарелку, опять положил в неё мандарины и собрал с ковра крошки. Потом, сев на вертящийся стул, он положил
тарелку на стол рядом с фонариком и стал чистить мандарины, а затем есть их долька за долькой. Внезапно раздался звонок в дверь. Он
подбежал к ней и спросил, кто пришёл. Ответил отец. Мальчик открыл дверь и посторонился, так как папа заносил в квартиру огромную
ёлку.
      - Что это, папа? - удивлённо спросил Данька.
      - Как что? Не видишь, что ли? - запыхавшись, ответил отец.
      - Вижу, но зачем нам ещё одна ёлка, - уточнил мальчик своё непонимание происходящего.
      - Что ты болтаешь, сынок? - Лучше помоги мне: открой дверь в гостиную и неси из кладовки ведро. Сейчас пойдём за песком.
      Данька хотел, было, сказать, что ведро уже с песком и занято первой ёлкой, но, открыв дверь, обомлел. Первой ёлки там не было.
      - Давай-давай, сынок, стань в сторону, - сказал отец, пропихивая ёлку в дверь. - Нам надо поторопиться. Надо ещё ёлку нарядить, а
скоро гости придут.
      Данька внезапно осознал, что Дед Мороз ему не померещился, и чудо действительно произошло. Сладкая радость разлилась в его
сердце. Наконец-то повезло и ему!
      Он быстро притащил ведро, накинул на себя тёплую куртку, надел ботинки, и они с отцом отправились за песком. Потом установили
ёлку, достали игрушки и стали её наряжать. Пришла мама с Олегом, и брат присоединился к ним, а мама поспешила на кухню. Когда ёлка
уже была наряжена, Данька с Олегом стали носиться взад-вперёд по гостиной, выбегать в прихожую и забегать на кухню. Их охватило
предпраздничное возбуждение, и мама, стараясь охладить их пыл, отправила сыновей по комнатам.
      Данька забежал в свою комнату и опять уселся на вертящийся стул. Фонарика и тарелки с мандариновыми шкурками на столе уже
почему-то не было. Неужели мама заметила его нарушение домашних правил и решила наказать, спрятав фонарик? Данька глянул на
полку с учебниками. Как хорошо, что сейчас каникулы и не надо делать уроки! Но что это? Что это за учебники? Он взял один из них и
увидел, что это учебник по математике второго класса, а он учится в первом. Наверное, мама купила учебник на следующий год и
положила его на полку. Однако Данька тут же заметил и второй, и третий учебники второго класса, а его обычных учебников на полке
почему-то нет.
      "Нужно будет спросить у мамы, куда она их переложила", - подумал Данька и занялся конструктором. Потом начали сходиться гости, а
с ними приходили и другие дети. Стало весело, как и вчера. Потом сели за стол, произносили тосты за провожаемый год и периодически
заглядывали в телевизор, ожидая, когда на экране покажется президент. Потом гимн, хлопки открываемых бутылок шампанского,
радостные и светлые лица сидящих за столом. Потом взрывы фейерверков за окнами, танцы взрослых в гостиной, голубой огонёк и игры
детей в остальной части квартиры. А утром, когда разошлись гости, под ёлкой они с Олегом нашли замечательные подарки.
         Данька долго спал в этот день, и, проснувшись, обнаружил, что никого в доме нет. Он зашёл в кухню и нашёл оставленный мамой
завтрак. Пока Данька ел, он краем уха прислушивался к работающему приёмнику. И вот в одной из передач он вдруг услышал, что сегодня
тридцать первое декабря, и мир готовится к встрече Нового Года. Он не знал, как это понимать, и решил, что сейчас повторяют
вчерашнюю передачу.
      Вернулся в свою комнату и сел за стол порисовать. Опять взгляд упал на полку с учебниками. Так и не успел спросить у мамы, почему
она заменила его учебники учебниками второго класса. Но что это? На полке он уже увидел учебники не второго, а третьего класса. Что за
загадка? Однако он и сегодня не успел найти на неё ответ. Опять пришёл папа с ёлкой, опять стали её наряжать, и опять всё, как и в
прошлые два дня. Всё отличие только в том, что его брат Олег как-то вдруг подрос и уже не был таким малым занудой, как прежде.
      Так и пошли день за днём. И каждый день учебники на его полке заменялись учебниками следующего класса, а брат становился всё
старше и старше. Он тоже стал школьником, но у него так же, как и у Даньки были каникулы. Когда Данька, получив подарки, ложился, а
потом просыпался, оказывалось, что сегодня тридцать первое декабря, а потом опять встреча Нового Года. Радость и веселье, подарки и
гости. Родители, правда, немного постарели. У отца, когда он приносил ёлку, одышка становилась всё сильнее, а у мамы морщин
появлялось всё больше. Ещё через несколько дней Данька понял, что ему перед приходом гостей нужно побриться, а ёлку в этот день
принёс не отец, а Олег. Потом школьные учебники заменились университетскими, а некоторые гости почему-то перестали приходить, но
появились другие. Мать внезапно сильно похудела, и через день её уже на празднике тоже не было. Отец осунулся и ещё больше
постарел. Олег уже был женат, и его жена Катя занималась теперь приготовлением праздничных блюд.
      Состояние радости у Даньки давно уже куда-то пропало. Праздновал он теперь больше по привычке. Он сейчас был среди тех, кто
произносит тосты, а потом танцует в гостиной. Тосты произносить было несложно, так как они каждый день были одинаковые. По
квартире сейчас уже носились другие дети: сыновья Олега и гостей. Однажды и отец не пришёл на праздник.
      С каждым днём Данька чувствовал себя всё хуже и хуже. И здоровье стало пошаливать, и на душе скреблись кошки. Признаваться в
этом он никому не хотел. Да и некогда было: ведь люди приходили сюда праздновать, а не слушать, как он нюни распускает. Он начинал
догадываться, что с ним происходит что-то страшное, но даже самому себе в этом признаться не хотелось. Он уже вспоминал того
злосчастного Деда Мороза с досадой, осознавая, что сейчас ни за что бы не согласился на участие в той новогодней акции. Ещё дней
через десять он уже хорошо понимал, что его надули, забрав у него что-то намного более важное, чем то, что ему оставили. Даньке уже
смертельно хотелось остановить этот нелепый бег внутри чёртового колеса, но как это сделать, он не знал.
      Как ему хотелось прожить хоть один год между этими нелепыми праздниками, и прожить так, чтобы увидеть то главное, которое
отобрал у него негодяй в красной шубе с дьявольской ухмылкой на лице. Но для этого у него не было никакой возможности.
      Когда прошло два месяца с момента той роковой встречи, он уже был больным разбитым стариком, потерявшим всякую надежду на
спасение. Олег тоже сильно постарел, полысел и растолстел. По квартире уже бегали его внуки, а его сыновья произносили тосты и
спорили, кто станет президентом. Даньке это было абсолютно безразлично. Не интересовали его уже и песни, и участники Голубого
огонька. Он хотел одного - настоящей жизни, а её не было.
      Как-то, сидя за столом, он почувствовал, что ему совершенно опротивели и разговоры, и танцы, и фальшивые новогодние теле-шоу, он
вдруг встал и пошёл на кухню. Там была одна Катя, жена Олега. Она мыла тарелки, чтобы приготовить их к сладкому.
      - Посижу я тут с тобой, - сказал Данька.          - Посиди, Даня, посиди, - ответила невестка. - Вижу, что и тебе это всё не нравится.
      - Не нравится, Катюша, не нравится, - отозвался он, - но я сделать ничего с этим не могу. Я уже давно потерял жизнь, а остался у меня
один постылый праздник. Что мне делать? Кто может меня от этого избавить?
      - Может, Данечка, может, - ответила Катя.
      - Кто? Дед Мороз?
      - Нет, дорогой, не Дед Мороз.
      - А кто?
      - Есть Спаситель мира. Я только недавно о Нём узнала. Я ведь, Данечка, христианкой стала. Он и тебя может спасти. Ты только
попроси у Него прощения за то, что всю свою прежнюю жизнь дьяволу отдал. Он тебя и спасёт: заберёт у дьявола твою жизнь и отдаст
тебе обратно, причём отдаст с избытком. Со Своей стороны Он всё сделал для того, чтобы нам иметь такую возможность.
      - И что, этого будет достаточно? - недоверчиво спросил Даня.
      - Да, достаточно, только нужно, чтобы ту жизнь ты потом отдал в Его руки. Он единственный, Кто в состоянии сохранить её навеки.
      - А кто Он, этот Спаситель?
      - Это Иисус Христос - Бог, пришедший во плоти, чтобы спасти нас от наших грехов.
      - У меня, Катюша, нет никаких шансов самому вернуть свою жизнь. Поэтому, если твоему Иисусу это удастся, я только порадуюсь. Пусть
тот негодяй, который у меня жизнь выдурил, останется с носом. Как у твоего Иисуса прощение попросить? Где Его можно найти?
      - Он тебя везде услышит. Ведь Он Бог. Стань на колени, попроси у Него прощения. Расскажи Ему всё, что у тебя наболело на сердце.
Он сказал нам: "Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас". Он, Даня, успокоил меня, успокоит и тебя.
      - Хорошо, Катюша, я так и сделаю.
      - Только сделай сегодня.
      - Сделаю сегодня, ведь завтра - это через год. А у меня года может и не оказаться.
      Данька пошёл в свою комнату и стал на колени. Вспомнил, что было два месяца назад здесь же, и расплакался, как семилетний
мальчик. Он всё рассказал Тому Иисусу, о Котором говорила Катя, и попросил, чтобы Иисус спас его, если Тот действительно есть. Он не
возвращался за стол, а так в слезах и заснул, не раздеваясь, проспав далеко за полдень. Сон его был очень беспокойным. То и дело
казалось, что ненавистный обманщик, который явился ему в облике Деда Мороза, сейчас что-то от него хочет. То он издевательски
смеётся над ним, то упрекает в неверности и вероломном нарушении договора, а потом упрашивает не терять чувства собственного
достоинства и завершить выбранный путь до конца.
      Когда Данька проснулся и открыл глаза, всё в первые секунды было, как в тумане. И в этом мареве он вдруг увидел растерянное и
перекошенное злобой лицо этого самого обманщика. Потом всё стало видеться чётко, и лицо пропало. Данька подумал, что оно ему
почудилось. Ему захотелось закрыть глаза и заснуть навеки, но пора было погружаться в очередной предпраздничный день.
      Данька вышел на кухню и, взявшись за завтрак, включил приёмник. Там передавался прогноз погоды, который начинался словами:
"Сегодня, первого января, в первый день нового года погода нас явно порадовала..."


                                                                                                   
ПЛАНЕТА ПОТЕРЬ
                                                                                                Фантастическая сказка

Для моей дочери Любы предназначается

      Я проснулась от яркого солнечного света, заливавшего мою комнату. Было ещё рано, и вставать не хотелось. Ведь сейчас карантин, и
в школу идти не нужно. Какое счастье! Вот только солнце не даёт поспать. Можно встать и задвинуть шторы, но почему-то не хочется.
Приятно видеть солнечный свет в середине ноября. Только поздняя осень и первая половина зимы - это период, когда солнце способно
так глубоко проникнуть в мою комнату. Ведь в это время солнце проходит по небосводу значительно ниже, отклоняясь к югу.
      Глаза постепенно стали привыкать к яркому свету, и теперь я могла рассмотреть значительно больше, чем несколько минут назад.
Прямые пучки лучей пробивались сквозь густые заросли ветвей и листьев цветка, висевшего в проёме окна в кашпо, а мой любимый
кактус-весельчак, живший на подоконнике, переливался на солнце всеми оттенками зелёного спектра. Взгляд опять скользнул на цветок
в кашпо, и что-то мне в нём показалось необычным. Почудилось, что пробивающиеся сквозь него лучи как-то странно мерцают. Что-то
похожее на азбуку Морзе, изучением которой я недавно увлеклась.
      Это достаточно уже устаревший способ передачи информации. Им в прошлом веке пользовались радисты и телеграфисты. Все буквы
кодируются точками и тире - сигналами разной продолжительности. Теперь информация кодируется иначе и передаётся куда быстрее,
чем раньше. Наверное, поэтому я и решила изучить почти ненужную никому азбуку, мало понимая, как она мне может пригодиться. И вот
сейчас в мерцании лучей на цветке я стала узнавать знакомые знаки. Вот буква "П", а вот "Л". С этой буквы начинается моё имя. А вот
буква "А". Она самая простая: состоит из одной точки и одного тире.
      Так, буква за буквой, я смогла разобрать слова: "Планета потерь. Меня зовут Люба. Я живу на планете за Солнцем. Я тебя знаю. Ты
мой образ. Царь разрешил пригласить тебя к нам. Если ты согласна, то скажи, и я тебя услышу".
      Я была растеряна и до конца, видно, не соображала, что делаю, потому что сказала вслух: "Я согласна". В ту же секунду на цветке
опять замерцали понятные для меня знаки: "Вестник, живущий рядом с тобой, поможет тебе".
       "Какая глупость, - подумала я. - Что за вестник? Что за планета потерь? Наверное, я опять задремала, и мне приснилась эта чушь".
      Я поднялась, накинула халат и пошла умываться. Потом зашла на кухню и съела банан, оставленный мамой. Младшие братья,
похоже, свои бананы уже съели, и игрались в детской. Я запарила три тарелки гречневых хлопьев на завтрак для себя и мальчишек, а
потом пошла к себе. Открыв дверь в комнату, я вздрогнула и застыла на пороге. На моём диване сидел огромный человек. Весь в белом,
а лицо у него доброе, светлое. Подумала, что это то ли ангел, то ли Дед Мороз. Вот только не понятно, что Деду Морозу делать здесь в
ноябре. Да и Дедов Морозов не бывает, это я уж точно знаю.
      Он в упор посмотрел на меня и сказал:
      - Не бойся, Люба, я вестник. Пришёл за тобой. Вообще-то, я здесь нахожусь постоянно, но прежде никому из твоей семьи не
показывался.
      Я сразу вспомнила, что "ангел" в переводе с какого-то языка и означает "вестник". Но зачем он пришёл? Неужели, слова, переданные
азбукой Морзе, мне не приснились!
      - Вы меня куда-то должны доставить? - спросила я и быстро закрыла за собой дверь, чтобы невзначай не выскочили из детской
мальчишки и не перепугались при виде вестника.
      - Да, Люба, я должен помочь тебе добраться к другой Любе на планету за Солнцем.
      - А что это за планета? И вы всё-таки кто, ангел?
      - Можешь меня называть и ангелом, а планета, куда тебя приглашают, находится на той же орбите, что и Земля, только по другую
сторону от Солнца. Вы о ней ничего не знаете. Увидеть за Солнцем её отсюда невозможно, а вычислить или увидеть с межпланетных
спутников вам её тоже не удалось.
      - Как же мы туда попадём, - спросила я и пришла в ужас, увидев, что вестник выпрямился, и его голова прошла через потолок, как
сквозь клуб дыма или полосу тумана. Потом, правда, он опять пригнулся, и голова его вернулась в комнату.
      - Попадёшь ты туда одна, а я обязан вывести тебя на околоземную орбиту. Сначала ты наденешь вот это, - и он непонятно откуда
извлёк самый настоящий скафандр, сверкающий под солнечными лучами ярко-серебристым светом, - а я потом сделаю всё остальное.
      - Вы? Меня? В этом? На околоземную орбиту? - изумилась я. - Для этого же нужно достичь первой космической скорости! И вверх!
      - Да, Люба, ты права, - согласился вестник, - твоя природа не позволяет тебе добраться до планеты иначе.
      - Вы умеете летать со скоростью 7,9 км/с? - продемонстрировала я свою осведомлённость.
      Он кивнул, а я продолжала поражать его своей эрудицией:
      - Чтобы лететь на другую планету, нужно сойти с околоземной орбиты и перемещаться по орбите вокруг Солнца. Для этого необходимо
достичь Второй Космической скорости, что составляет 11,2 км/с. Если ваша задача только вывести меня на околоземную орбиту, то вы,
наверное, не можете перемещаться на уровне Второй Космической скорости?
      - Я, Люба, умею летать и с Третьей космической скоростью 16,67 км/с, которая позволяет вообще покинуть Солнечную систему, если
лететь в нужном направлении, но это тебе не особо поможет. Земля находится от Солнца на расстоянии, чуть меньшем 150 миллионов
километров. Если предположить, что обе планеты застынут на теперешних позициях, тебе нужно будет преодолеть половину орбиты
Земли. Давай приближённо считать, что это не эллипс, а окружность. Тогда тебе нужно пролететь половину окружности с радиусом 150
млн. км. Умножим радиус на число , чтобы найти длину половины окружности. Получим примерно 471,23 млн. км. Сама Земля проходит
это расстояние со скоростью 30 км/с за полгода. Если двигаться с такой же скоростью навстречу той планете, то потребуется три месяца,
так как она летит с такой же скоростью. Я же могу разогнать тебя максимум со скоростью 20 км/с, и ты на досуге сама посчитай, сколько
нам понадобится времени.
      Да, он явно победил меня в интеллектуальной перепалке, и я постыжено молчала, слушая, что он скажет дальше. А он рассказал мне,
что на орбите нас будет ждать летательный аппарат, способный набирать скорость, близкую к скорости света, которая составляет 300000
км/с. Так что я смогу добраться до места приблизительно за 27 минут. Столько же обратно и час там. Так что через два часа я должна
была уже опять быть дома. Ещё он сказал, что траектория полёта летательного аппарата выйдет из плоскости эклиптики, где встречаются
метеориты и много космической пыли.
      Так что вы поняли, какое заманчивое предложение мне было сделано. Я, конечно, согласилась. А вы бы разве не согласились?
      Я забежала к мальчикам и сказала, что на кухне их ждёт гречневая каша. Пусть поедят и идут играть дальше, а я закроюсь у себя в
комнате и ещё пару часов посплю. Малые побежали завтракать, и я была готова к путешествию.
      Скафандр надела быстро, так как это оказалось делом простым. У меня возникли сомнения, сможет ли такой материал выдержать
предстоящую перегрузку и температуру, близкую к абсолютному нулю, т.е. -273 C. Поделилась этими сомнениями с вестником, а он
заметил, что главное, чтобы не скафандр это всё выдержал, а я в нём, но тут же он заверил меня, что этот материал легко справится и с
перегрузкой, и с температурой.
      Вестник распахнул окно, и мы взмыли в синее небо с такой головокружительной скоростью, что я ничего не смогла и рассмотреть
сверху. Потом моя подруга Аня рассказала, что мой взлёт и посадка наделали много шума. В яркий солнечный день всем показалось, что
в ненастье на небе вдруг появилось солнце. За минуту я уже была на околоземной орбите, и ещё через несколько секунд вестник
доставил меня к летательному аппарату. Путешествие в нём было очень интересным, и я, возможно, опишу его в следующий раз, но
сейчас больше хочу рассказать вам о посещении самой планеты.
      Аппарат сел прямо на её поверхность. На Земле мы взлетали другим способом, чтобы не устраивать цирка. Вышла я наружу и
оказалась в местности, которая, как две капли воды похожа на ту часть моего города на Земле, где находится мой дом. Не было, правда,
ни одной машины, и ни одного человека. Что мне оставалось делать? Летательный аппарат был без пилота, и не у кого было спросить.
Так что я направилась к своему дому, вернее, к его копии на этой планете, которая, похоже, называется Планетой Потерь. Я подошла к
подъезду и удивилась, что домофона здесь нет, а дверь легко открылась, когда я потянула за ручку. По привычке стала её придерживать,
поскольку в нашем доме она всегда не исправна и сильно хлопает. Здесь же дверь была исправна, и моя предосторожность оказалась
излишней. Лифт тоже был, как новенький. Свет в кабине был ярким, ехал лифт нормально, не тарахтел. Через полминуты я уже заходила
в "свою" квартиру. И вот тут-то я увидела её.
       Потолки здесь оказались значительно выше, чем в моей квартире, и понятно почему. Та Люба была очень высокая, такая высокая,
что на Земле таких людей не бывает. Я бы, наверное, её испугалась, если бы её лицо не излучало доброту и спокойствие. Она смотрела
на меня с любовью, иначе этот взгляд охарактеризовать нельзя. Она была в какой-то одежде, похожей на земную, но намного
прекраснее, чем любая земная одежда. А сама она была ещё прекраснее, чем одежда, но, вместе с тем, в ней было что-то невероятно
похожее на меня.
      - Проходи, Люба, - произнесла она таким мелодичным голосом, что у меня закружилась голова. - Куда мы пойдём, в гостиную или в
твою комнату.
      - Пойдём в гостиную, - ответила я, чтобы хоть что-то сказать, потому что чувствовала неловкость.
      Мы прошли в гостиную. Она была прямо, как наша, но всё-таки не наша. Я бы сказала, что она была более настоящая, чем наша. Я
села на диван. Он оказался и на ощупь не такой, как наш, хотя был очень похож.
      Я потихоньку освоилась и спросила:
      - Послушай, Люба, что это всё значит? Кто ты? Почему ваша планета называется Планетой Потерь?
      - Ты перепутала, Люба, - улыбнулась она, - это ваша планета - планета потерь, а я - твой образ, или ты - мой. Всё зависит от того, как
смотреть.
      - Что значит, образ, и что за потери на нашей планете? - удивилась я.
      - Образ, это значит, что ты была бы в точности, как я, если бы у вас не было потерь, а я бы была, как ты, если бы потери были у нас.
      - Какие всё-таки у нас потери? - не успокаивалась я. - У нас ведь очень много приобретений. У нас, например, появились телики
огромные, на стену вешаются, а мобильные телефоны чего только стоят.
      - Нам, Любушка, мобильные телефоны не нужны. Я вон тебе, видишь, как сегодня сообщение передала? Если бы ты по-другому
слышать умела, то мы бы с тобой вообще могли бы напрямую разговаривать, будучи по разные стороны от Солнца. Но потери не дают
тебе меня услышать.
      - Почему же они у нас происходят, эти потери? - спросила я.
      - Из-за греха. Это могущественный и беспощадный царь вашей больной планеты. Это вы только думаете, что вами правят президенты
и парламенты ваших стран. На самом деле вами правит грех, а вы - всецело его рабы. Вы его не видите, так, иногда замечаете за собой
плохие поступки, которые называете грехами, а он от этого только выигрывает. Он заставляет вас делать то, что приводит к всё новым и
новым потерям. При этом он даёт вам телики и мобильные телефоны, чтобы вы не замечали потерь, а думали, что что-то приобретаете.
Потом эти "приобретения" помогают греху приводить вас к дальнейшим потерям. Мы за вами всё время наблюдаем, и вся Вселенная за
вами наблюдает. Нам со стороны хорошо видно, какие вы были, и какими становитесь. Первые ваши люди Адам и Ева были такие, как я,
но все последующие становились всё хуже и хуже. Их образы до сих пор живут на нашей планете, а у вас люди живут всё меньше и меньше.
Вы теряете драгоценное время на всякую ерунду, а его не вернёшь. Каждая потерянная тобой секунда отдаляет тебя от меня. Каждый
твой обман отравляет твоё сердце и навеки отсекает от тебя определённые возможности. Каждый твой злой поступок возвращается к
тебе в многократном размере, а ты этого даже не замечаешь. Если у маленького побега отрезать небольшую почку, то вроде почти ничего
не произошло, но на самом деле у будущего дерева потом не окажется огромной ветки, на которой впоследствии не вырастут тысячи
плодов. Это всё - потери.
      - Послушай, - спросила я, начиная немного понимать, что к чему, - а если бы я с детства не слушалась греха и не делала злых
поступков, то я была бы такой, как ты?
      - Нет, Любаша, и тогда бы ты такой не была. Грех уже был в тебе, когда ты родилась. Во время родов у тебя в голове лопнули
маленькие сосудики, и капельки крови попали в мозг. Это происходит у вас сплошь и рядом и часто остаётся незамеченным. Тебе
повезло больше: у тебя заметили и тебя лечили. Лекарства в одном помогли, а в другом помешали и тоже привели к почти незаметным
потерям. Другие болезни, антибиотики без разбору, прививки... всё приводило к различиям между нами. А твои обманы с раннего
возраста, непослушание родителям, утаивание лишних конфет - это всё дополняло и дополняло разрыв. Невыученные уроки, разговоры
во время занятий лишили тебя даже тех знаний, которые у вас считаются нормальными для нашего возраста.
      - а какие знания у тебя? - заинтересовалась я.
      - Для нашего мира я знаю и умею пока мало, - ответила она, но я не потеряла ни одной секунды и чему-то научилась.
      - Покажи что-нибудь, - попросила я, - кроме азбуки Морзе за 300 миллионов километров. Это я уже видела.
      - Ну, смотри, - ответила она, - вот, например, стул. Его притягивает к полу сила тяжести. Ты можешь его поднять рукой, противодействуя
этой силе. Я, кроме тела и души, имею нормально работающий дух, который у тебя в очень плачевном состоянии. Я могу
противодействовать силе тяжести, тянущей стул вниз, по-другому.
      И в эту секунду стул оторвался от пола где-то на метр и застыл в воздухе. Я подбежала к нему и стала тянуть вниз. Он не поддавался.
Тогда я залезла на него и с недоверием провела рукой сверху над ним, проверяя, не держат ли его невидимые канаты. Нет, сверху стул
ничего не держало. Я слезла, а стул плавно опустился на пол.
      - Это не фокус, связанный с обманом, и не колдовство, которые встречаются в вашем мире и усугубляют власть греха, - сказала она.
Это простое знание, которое дал нам Царь. А вот ещё...
      Она подошла к подоконнику и взяла вазу с цветами. Осторожно вытащила цветы и поднесла вазу ко мне. Там была вода. Я даже
засунула в неё руку и потрогала воду, не понимая, куда она клонит.
      - А теперь смотри, - сказала она, и я увидела, что вода стала льдом и расколола вазу.
      - Как это произошло? - не сдержалась я.
      - Я просто забрала тепло у воды, и она стала льдом, как это происходит в ваших холодильниках.
      Девочка провела пальцем вдоль трещин в вазе, и они исчезли. Лёд опять стал водой.
      - А что ты ещё умеешь? Покажи мне, Люба! - стала упрашивать я.
      - Да много ещё, - ответила она, без малейшей нотки хвастовства. - Это всё сделала я перед твоим прибытием.
      Она обвела рукой комнату, показывая на мебель, пианино, компьютер. Только в этот момент я обратила внимание на потолок. Он
был великолепен, переливаясь различными камнями, похожими на драгоценные.
      - Ты сделала эту мебель и этот потолок? - удивилась я.
      - Я сделала и этот дом, и соседние дома. Хотела, чтобы ты попала в привычную для тебя обстановку. Иначе у нас могло бы не
получиться разговора, а я очень хочу, чтобы ты поняла, сколь велики у тебя потери. Хочу, чтобы ты воспользовалась единственным
шансом.
      - Каким?
      - Об этом ты можешь узнать только на Земле, и осуществить его можно только через веру. Я за тебя давно переживаю. За тебя
переживают и двое моих друзей. Они сами своих образов на Земле не имеют.
      - А почему? - удивилась я.
      - Их образы были умерщвлены ещё в животе их матерей. Это, кстати, тоже потери вашей планеты.
      - Но как же, Любочка, как?!. - воскликнула я. - Как нам победить этот грех, который приводит нас к потерям?
      - Вам его победить не удастся, но он уже побеждён. Его победил наш Царь, когда пришёл на вашу планету, родившись ребёнком,
вырос, не поддаваясь греху, и люди Его умертвили. Он потом ожил, потому что сила в Нём больше, чем сила смерти. Так Он победил грех,
и всякий, кто уходит от греха к Нему имеет власть над грехом. Они обретают такую же силу и, когда придёт время, их потери будут
возмещены. А сейчас нам пора прощаться. Очень надеюсь, что мы ещё встретимся!
      Мы с ней обнялись на прощание, и я заплакала. Она проводила меня до лифта. Я всё надеялась, что лифт застрянет, и я ещё немного
побуду на этой чудесной планете, но тут всё работало без потерь.
      Весь обратный путь я была задумчива и почти не смотрела в иллюминатор. На околоземной орбите меня встретил мой вестник и
вернул домой. Я оказалась в комнате и сняла скафандр, который сразу исчез в многочисленных белых складках одежды вестника. Я
немного зазевалась, выглянув в окно, и когда обернулась, вестника в комнате уже не было.
      Я залезла под одеяло и закрыла глаза. Опять открыла их. Было ли это путешествие на самом деле или мне приснилось? Солнечный
свет уже не проникал вглубь комнаты, но всё же ещё попадал на цветок в кашпо. И вдруг он опять замерцал. Сердце у меня замерло, и я
буква за буквой прочла: "Я тебя люблю, но, главное, тебя любит Царь!"


ПРИЛОЖЕНИЕ


                      Перечень упоминаемых величин

(для некоторых величин указаны более точные значения; взято из Энциклопедического словаря или вычислено на калькуляторе)


      Первая Космическая скорость - 7,9 км/с.
      Вторая Космическая скорость - 11,2 км/с.
      Третья Космическая скорость - 16,67 км/с.
      Среднее расстояние от Земли до Солнца - 149,6 млн. км.
      Скорость движения Земли вокруг Солнца - 29,765 км/с.
      Половина длины земной орбиты - 469,98 млн. км.
      Время, которое понадобится на преодоление этого расстояния вестнику со скоростью 20 км/с - 272 суток.
      Время, которое понадобится вестнику, чтобы достичь планеты, двигаясь ей навстречу (задача вестника Любе) - 109,3 суток (их
встречная скорость составляет 49,765 км/с).
      Скорость света - 300000 км/с.
      Время, за которое добирается до планеты летательный аппарат, перемещающийся со скоростью света - 26,1 мин.
      Абсолютный нуль: -273 C = 0 K.