Галина Красненкова

Воля Твоя

В Гефсиманском саду
Тишина и прохлада.
Спит земля после знойного дня.
Раздается мольба
Из притихшего сада:
«Отче Мой! Да минует Меня…
Да минует Меня
Эта чаша страданья,
Но как Ты пожелаешь — не Я.
Пусть свершится Мой путь
По Твоим начертаньям.
Отче, воля Твоя! Твоя…»
Над уснувшей землей
Тишина и прохлада.
Только небо внимает Христу.
И молитвы друзей
Не возносятся рядом:
Спят друзья в Гефсиманском саду.
Но уже приближаются
Грозные крики,
И предатель касается уст…
Еще можно спастись:
Ты же Бог! Ты Великий!
Что ж Ты медлишь, Христос Иисус?!
Среди шума толпы,
Среди злобного смеха,
Когда прочь побежали друзья,
Отдавалось в саду
Несмолкаемым эхом:
«Отче! Воля Твоя. Твоя…»
Осветила заря
Непосильные муки,
И слова приговора звучат…
Вот Пилат… пред толпой
Умывающий Руки,
Вот и Крест. И удар палача!
«Ты сойди со креста —
Мы проверим в Мессию,
В Твое царство в небесных краях!»
Все стерпел!
Искушения все пересилил,
«Отче, воля Твоя! Твоя…»
Я, колени склонив,
На Голгофу взираю.
Бог смирению учит меня.
Пусть пройдет моя жизнь
Так, как Он пожелает.
Отче, воля Твоя. Твоя.

                                      
 Каин

Погасло пламя жертвенных костров,
Холодный пепел ветром взвился к небу.
И юная земля впитывала кровь,
Кровь первой жертвы гордости и гневу.

Сияло небо чистой синевой,
Кричали птицы в необъятной сини…
Первый убийца видел перед собой
Ужасный плод слепой своей гордыни.

Не содрогнулся каменной душой,
Не вымолил Божественную милость,
А просто повернулся и пошел,
Как будто ничего и не случилось.

Но голос Божий грянул в вышине,
Заставил повернуть его обратно:
«О Каин, Каин, ты ответствуй Мне.
Где ныне Авель? Авель, брат твой?»

И вот она, извечная война
Небесного и адского начала!
Теперь душой владеет сатана
И гордо речь пред Богом зазвучала.

Нечистый дух повсюду сеет тьму,
И, ослепленный тьмой, ответил богу:
«Я разве сторож брату своему?
Вот здесь моя, а там его дорога».

«Зачем же ты позволил сатане
Переступить порог в твою обитель?
Вот голос крови вопиет ко Мне,
И буду Я судья тебе и мститель

Уйди отсюда! И забудь семью,
Навек оставь отца и Еву-матерь,
Беги от них. Я знак тебе даю,
Чтоб помнил ты об Авеле, о брате,

И о преступной гордости своей,
И о крови, что по земле струится.
Ты будешь жить спокойно меж людей,
Когда спокойным может быть убийца».

Прошли века.
Уж не ведется счет
Убийствам и кровавым преступленьям,
И по земным дорогам кровь течет,
И, кажется, не будет ей отмщенья…

Но с первых человеческих эпох
Сквозь смертоносный лязг мечей и сабель
Убийц к ответу призывает Бог:
«Скажи Мне, Каин, где же брат твой Авель?»

В моих руках оружию не быть.
Но я о нем сегодня вспоминаю снова.
Могу ли я о Каине забыть,
Когда страшней меча сражает слово?!

Вот злобным словом замахнусь, порой
Оно способно многое разрушить.
Но голос Божий грянет надо мной:
«Остановись! Не бей чужую душу».

Сорвется слово — не вернется вновь.
А сердце человека ведь не камень.
Изранишь душу и за эту кровь
Ответишь перед Господом. Как Каин…

Гуляет зло свободно по земле
И может лечь у каждого порога.
Но Бог велел его преодолеть.
Борись со злом.
И уповай на Бога.

Научи меня

Научи меня милосердию,
Мой Господь, чтоб во всех делах
Тихой кротостью и усердием
Я прославить Тебя могла.

Чтобы так же, как Ты, в смирении,
Не ища для себя наград,
Мне отдать свою жизнь служению
Ради истины и добра.

Сколько страждущих в мире вижу я!
Сколько льется горячих слез!
Научи меня жить для ближнего
Так, как жил на земле Ты, Христос.,

Чтобы мне равнодушным зрителем
Не смотреть на чужую боль,
Но любовью Твоей живительной
Образ Твой отражать собой.

Научи меня милосердию…