Неизвестный Автор
КНИГА ЕККЛЕСИАСТА или ПРОПОВЕДНИКА

                      1
Сказал Екклесиаст, Давидов сын,
Царём сидя в Иерусалиме:
Всё - суета сует, всё - только дым,
Что было, будет, что есть ныне.
Что пользы человеку от трудов,
Которые под солнцем он содеял?
Уходит род, и род приходит вновь,
Но вечен мир под светом белым.
Восходит солнце, чтоб зайти,
И возвратится вновь от запада к востоку.
Летят ветра, изведав все пути,
Но на круги свои ветра вернутся к сроку.
Все реки в море держат путь,
Морям не переполниться вовеки.
Морям дано те воды возвернуть
Туда, откуда устремились реки.
В делах - вся жизнь. И людям не суметь
Пересказать другим, что приключится.
И око не насытится смотреть,
И ухо слушать не остановится.
Что было, то и будет на Земле,
Что делалось, то будет совершаться,
Нет нового под светом и во мгле,
Пусть даже годы многие промчатся.
Порой твердят: "Вот новое, смотри", -
Но это было в прошлые столетья.
Нет памяти о прошлом. Впереди
Забвенье нынешних и благ и лихолетья.
Я, проповедник ныне, был царём
Израильских завещанных просторов.
Во мне пылало сердце тем огнём,
Что нас влечёт к блаженству в новом.
Взалкал я мудростью своею испытать
Всё, что соделалось на свете,
Сей труд Господь решил нам даровать,
Что упражнялись в нём людские дети.
Я видел всё, изведал все дела,
Что как гранит или подобье пуха,
И понял я, что всё есть суета,
Всё - суета, и всё - томленье духа.
Прямым не станет то, в чём кривизна,
Коль нет чего, того нельзя проверить.
Но в сердце я твердил себе тогда:
Кто ум с моим осмелится померить?
Я мудрости всех боле приобрел,
Чем те, кто жил в Иерусалиме,
Я много книг земных прочёл,
И всех трудов я ведал имя.
Тогда я сердце устремил
Познать не только вечну мудрость,
Но и ошибки тех, кто жил
А с тем безумие и глупость.
И я познал, что мудрость - суета,
Печален ты, коль много знаешь.
Коль множишь знания, тогда
В себе и скорбь ты умножаешь.

                      2

Дай испытаюсь я весельем,
Промолвил в сердце я тогда,
Но я нашёл, что развлеченье -
И это - тоже суета.
"Нелепость", - я промолвил смеху,
Веселью рёк: "Что можешь дать ?"
Сие не приведёт к успеху,
Не принесёт нам благодать.
И я сказал: Пока душою
Я не увижу, где добро,
И что словами и рукою
Соделать людям суждено,
Под взором мудрости бессмертной
И глупость буду совершать,
Чтобы увидеть путь блаженный
И мудрость мудрости познать.
И начал дело я такое:
Построил дом, взрастил сады,
Водою нежно-голубою
Наполнил чудные пруды,
Привёл служанок, слуг и много
Скота собрал к себе в дома,
Скопил товара дорогого,
Алмазов, злата, серебра,
Завёл себе певцов веселья,
Танцовщиц сладостных призвал,
Чтоб было полно наслажденье,
И музыкантов я собрал.
И вскоре став в Иерусалиме
Богаче тех, кто ране был,
Я сделал всё, чему есть имя.
Но в сердце мудрость я хранил.
Чего б глаза ни пожелали,
Они не ведали отказ,
Ни коих дел не попрекали
Мои уста хотя бы раз.
И не расстроившись нисколько,
Мои дела есть мой удел,
Возвеселился я, поскольку
Нашёл, что я найти хотел.
И я нашёл: Во всём, что сделал,
Что я узнал в свои лета',
Нет пользы нам на свете белом.
И вот: всё это - суета.
Безумье с мудростью сравнивши,
Имею я на то права,
Поскольку был других превыше,
И через все прошёл дела,
Так вот, сравнив их, я заметил:
В уме есть плюс, но лишь такой,
Какой мы видим в белом свете
В сравнении с кромешной мглой.
И мудрость наша - наши очи,
А глупый ходит как во тьме.
Но жизнь безумца не короче,
Всем путь единый на земле.
И в сердце я себе промолвил:
"Меня постигнет тот финал,
Как тех, кто глупости исполнен.
Так для чего ж я мудрым стал ?"
И я сказал себе: всё тленно,
Единый ждёт нас всех конец,
Всех нас забудут несомненно,
Безумец ты ли мудрец.
И жизнь я в миг возненавидел,
Противны стали мне дела,
Поскольку я одно лишь видел:
Вся жизнь есть только суета.
И стала мне мерзка работа,
Всё, что я делал для себя,
Поскольку примет это кто-то,
Когда не будет уж меня.
Как знать, каким наследник будет,
Как он использует добро,
Его умножит иль погубит ?
Всё - суета, томленье, зло.
И я внушил себе отречься
От дел моих, от всех трудов.
Вот мудрость трудится столетья,
Ну а итог тому каков?
Отдать всё это человеку,
Что не трудился даже дня,
Ничем не помогал успеху ?
Всё это - зло и суета.
Поскольку, люди что имеют
От всех своих земных забот,
От нош, под коими потеют,
Трудясь все годы будто скот?
Се потому, что труд - волненье,
И скорбь пронзает все года,
И ночь не принесёт спасенье.
И это - только суета.
И не в людской пребудет воле
В работе душу услаждать,
Поскольку даже эту долю
Один Всевышний может дать.
Поскольку, кто иначе сможет,
Как насладиться без Него ?
Кто человеку в том поможет
Во все земные дни его ?
От тех, кто верит в Божью благость,
Господь не отвратит лица.
Он им дарует мудрость в радость
И будет с ними до конца.
А грешник копит, собирает
И видит только лишь дела,
В которых лишь заботу знает.
Но это - только суета.

                      3

Всему свой час: рождаться, умирать,
Растить сады и вырывать деревья,
Есть время врачевать и убивать,
Есть время создавать и разрушать творенья.
Смеяться и плясать иль сетовать скорбя,
Тому свои часы дарованы судьбою,
И вдаль бросать каменья от себя,
И их копить своею чередою.
Есть время обниматься и бежать
И телом, и душою от объятий.
Есть время находить и час терять,
Свой срок и для хвалы, и для проклятий.
Всему свой срок: транжирить и беречь,
Сшивать и рвать, - всему своё есть время.
Есть время усмирять страдая речь,
И сроки есть молчанья сбросить бремя.
Есть час возжечь всю ненависть в душе,
И час любовному предаться пиру.
Есть время разрушительной войне,
И время созидательному миру.
Но всем трудам один итог.
Что пользы человеку от работы?
Но, видно, так уж хочет Бог,
Коль дал земным сынам заботы.
И хоть Господь и нас создал,
В сердца людей вложив лишь милость,
Никто из нас не осознал,
Каким путём всё сотворилось.
Но я познал, что лучше нет,
Чем сотворять добро в веселье,
То - Божий дар, коль весь свой век
Желанен труд, а не безделье.
И я узрел: что сделал Бог,
Того нельзя уже исправить,
И из людей никто не смог
Отнять хоть часть или прибавить.
Что было в прошлом, есть теперь.
Что есть, то будет и грядущем.
И властен Бог рукой своей
Нам дать, что было уж в минувшем.
Ещё под солнцем видел я
Суды, где правит беззаконье,
Царят там зло и клевета,
А правда с совестью в загоне.
Но улыбнулся я в душе:
Всему свой час на свете белом,
Бог привлечёт нас всех к себе,
И будет суд над всяким делом.
И молвил в сердце я тогда:
Пусть Бог живущих испытает,
Чтоб осознали, что судьба
Их всех едина ожидает,
Что как животные они,
Ведь умирают те и эти,
У всех есть плоть - то плоть Земли,
И воздух всем един на свете.
У человека над скотом
Нет преимущества какого.
Мы все, как и они уйдём,
Жизнь - суета всего живого.
Одной дорогой плоть идёт,
Хоть человек в свой путь стремится.
Из праха что произойдёт,
То в прах в итоге возвратится.
Кто знает, будет что с душой:
Наверх ли дух людей стремится,
А у животных, сам собой,
Их дух в земле сырой ложится?
Итак увидел я, что нет
Прекрасней делом наслажденья,
И пусть возлюбит человек
Свой труд, а не свои творенья.
Поскольку труд - его удел,
Творенья кто ему покажет,
Когда достигнет он предел
И навсегда в могилу ляжет.

4

И обратился я, и видел
Все унижения земли.
И неизвестен утешитель,
Тому, кто слёзы льёт свои.
И я увидел мёртвых благость,
Они блаженней тех, то жив,
Но, всё же, нерождённых радость
Превыше первых и вторых.
И видел я: любое дело,
Победа, слава иль успех
Нам сотрясает в злобе тело,
И зависть наполняет всех.
Но понял я: сие - суе'та,
И зависть - только суета.
Глупец же не увидит это
И злобою сожжёт себя.
Уж лучше малым насладиться
Неспешно, в счастье и в тиши,
Чем в суете всю жизнь трудиться,
Не обретя покой души.
Вот, что ещё мой взор заметил,
Под солнцем суеты полно:
Есть человек на белом свете,
Но никого нет у него.
Ни милой, ни детей, ни брата,
Но нет трудам его конца,
И дух его не тешит злато,
И не уходит грусть с лица.
"Так для чего ж твои страданья ?" -
Твердит ему его душа.
Никчемны для себя старанья,
В них только зло и суета.
Союз двоих всегда блаженней,
Чем одного тернистый путь.
В их жизни есть вознагражденье,
Ему ж тоска сжимает грудь.
Коль упадёт, то где подмогу
Отыщет тот, кто одинок ?
А двое долгую дорогу
Пройдут легко, не чуя ног.
Тепло двоим, коль они вместе.
А одному согреться где ?
Ведь даже в самом тёплом месте
Душа - в холодной пустоте.
Двоим в беде плечо найдётся.
А одному, как в горе быть?
Под грузом долго не порвётся
И втрое скрученная нить.
И мудрость бедного превыше,
Чем неразумный гнёт царя,
Что мудрецов совет не слышит,
Дела безумные творя.
Но отрок умный сменит вскоре
Глупца, занявшего престол.
Хоть видел я живущих море,
На царство он один взошёл.
Царей, презревших глас совета,
Сотрут из памяти года.
Есть власть без мудрости, но это -
Всего лишь тлен и суета.
Следи ж за тем, куда ступаешь,
Не оступись своей ногой.
Коль в Божий храм попасть желаешь
Соизмеряй шаги душой.
И лучше слушать, а не молвить.
Кто не впитал, что может дать ?
Позволь им жертвенник готовить,
Глупцов не стоит осуждать.

                      5

Слова твои пусть не спешат нигде,
Не торопи и сердце перед Богом.
Бог - в небесах, а ты - лишь на Земле,
А потому не говори о многом.
Как день забот, когда приходит ночь,
Кошмаром снов тяжёлых отдаётся,
Так тишину безумье гонит прочь,
И глупый многословьем узнаётся.
Коль дашь обет - не медли исполнять,
Господь не любит лжи. А если невозможно
Исполнить то, что должно обещать,
То вовсе то и обещать не должно.
Не позволяй устам твоим во грех
Низвергнуть плоть. Пред Ангелом не молви:
"Ошибка то". То вводит Бога в гнев.
И Он разрушит то, что ты окончил.
Пойми, ведь сновидений пустота,
Как и слова, когда их много.
И то, и это - суета.
А ты же сердцем помни Бога.
Когда узришь неправедность суда,
Не удивляйся бедных притесненью.
Но над высоким высший есть всегда,
А царь в стране своей лишь управленье.
Кто любит серебро, тот серебром
та.Пресытиться не сможет, то - суе
Умножится имущество. Что в том?
И потребление умножится при этом.
Трудящийся, хоть голоден, хоть сыт,
Уснёт легко, но тяжко усыпленье
Того, кто над сокровищем дрожит,
Недуг тяжёлый - златом пресыщенье.
И счастье то богатство не несёт,
И гибнет в случаях нелепых.
Родился сын. Смотри, ведь ничего
Он не принёс в руках своих воздетых.
Как вышел из утробы он нагим,
Так и уйдёт каким явился,
Ничто он не возьмёт, что звал своим,
Над чем так яростно трудился.
Какая польза в том, что он
На ветер выбросил старанья?
Хотя все годы, день за днём,
Он вёл свой путь через страданья.
Ещё я верное нашёл:
Любить добро в своих твореньях,
Каким путём бы кто ни шёл.
Ведь все пути - небес веленье.
А, коль кого безбеден век,
То в том видна Господня благость:
Ведь жизни очень краток бег,
И Бог дарует сердцу радость.

                      6

Есть зло ещё, и меж людей
Его под солнцем я встречаю:
Кому-то Бог рукой Своей
Богатства дал. От края и до края
Земель своих восславлен человек,
И недостатка дух его не знает.
Но править тем Господь не дал. Вовек
Другой его богатством управляет.
Сие - недуг тяжёлый. Суета.
Когда б кто сотню знал потомков,
Но радостей не ведала б душа,
Не ликовала б в славе звонкой,
То выкидыш счастливее его,
Из тьмы пришедший понапрасну.
Он не изведал ничего,
Не видел даже солнце красно,
А тот, хоть прожил на земле
Сто, двести лет иль тысячу иную,
Не обретал блаженствие нигде,
Вся жизнь его прошла впустую.
Для плоти только лишь труды.
Душа не знает пресыщенья.
Чем лучше глупой головы
Та, что познала просвещенье?
И то, и это - суета.
Что существует, имя знает,
То - человек, и никогда
Ему не сладить с тем, кто правит.
Вещей есть много под луной,
Что суету лишь умножают.
А, что несёт душе покой,
Того и мудрецы не знают.
Кто знает: счастье, счастье в чём?
тной жизни.Как тени мы в суе
Кто скажет, будет что потом,
Потом, уж после нашей тризны.
     
                      7

Как имя доброе всегда важнее слов,
Которые венчают славу рода,
Так смерти день значительней чем тот,
Который знаменует час прихода.
Уж лучше об умершем нам скорбеть,
Чем веселиться в доме пира,
Поскольку всем один конец,
А тот, кто мудр, увидит мудрость мира.
Уж лучше сетовать, чем смехом исходить -
Когда страдаешь, сердце чище.
Так сердце мудрого не устаёт грустить,
И лишь глупец веселью ищет пищу.
Уж лучше мудрых видеть гнев,
Чем слушать глупых восхваленья,
Слова глупцов, как треск дерев,
То - суета, без всякого сомненья.
Мудрец, что прочих притеснял,
Становится глупцом в едино время.
Конец работ превыше их начал,
Терпение сильней высокомерья.
Гнев не спеши возжечь в душе своей,
Ведь он лишь в сердце глупого гнездится.
Не говори: "Былое было лучше этих дней", -
То не от мудрости тобою говорится.
А мудрость лишь с наследьем хороша,
Когда идёт другая вслед за нею.
Хоть и богатство копят не спеша,
Но мудрость жизнь даёт владеющему ею.
Смотри и помни Божии дела.
Исправит кто Всевышнего творенья?
В дни радости ликует пусть душа,
В дни горести - познает размышленье.
И то, и это нам дарует Бог
(Ведь мы бываем так капризны),
Чтоб человек сказать Ему не мог:
"Зачем мне дал лишь часть от этой жизни".
Всего я насмотрелся в дни мои:
Вот - праведник без злобы и без лести,
Но гибнет он, хоть дни его благи;
Живёт нечестный весело в бесчестье.
Не будь же строг и мудрым не зовись,
А то тебя глупцов погубит племя,
Но и к грехам безумным не стремись.
Иль хочешь не в своё исчезнуть время?
По сей причине будет хорошо
Не забывать, что мир содержит много.
В своей судьбе держись же одного,
Но рук не отрывай при этом от другого.
И помни:  в сердце Бога чти,
Сие тебе избегнуть зло поможет,
Ведь мудрость мудрому укажет все пути.
И сотворит, что сделать царь не сможет.
Нет праведного люда на Земле,
Которые бы вовсе не грешили.
А посему, не сохраняй в душе,
Что про тебя дурного говорили.
Пусть раб ворчит, злословит не любя,
Не злись на то, что он промолвил,
Ведь сердце твоё знает про тебя,
Когда и сам ты про других злословил.
Всё это испытал я и сказал:
"Я буду мудр", но мудрость - всё далёко.
Кто скажет: всё я разгадал ?
Что глубоко, и ныне то глубоко.
И обратился сердцем я к тому,
Чтоб мудрость испытать, познать на свете
И глупого безумную тюрьму,
И вольный мир в осмысленном ответе.
И я нашёл, изведав все пути,
Что горче смерти женщина пребудет,
Она есть сеть, а сердце в ней - силки,
В руках её оковы наших судеб.
Но тот, кто мудр, владеть собой не даст,
И уловлён лишь грешник будет ею.
Вот, что познал я, рёк Екклесиаст,
Вот, что познал я мудростью своею.
Чего ещё искал я и нашёл?
Средь тысячи увидел я мужчину,
Но, сколько бы путей я не прошёл,
Я женщины не видел между ними.
Увидел я, что человечий род
Был сердцем чист, когда на свет явился,
И лишь от слабости и глупости народ
Во все грехи известные пустился.

                      8

Как мудрый - кто? Кто понимает
Значенье всех вещей?
Лишь мудрость человека просветляет.
Суровый взгляд, и тот добрей.
Храните царственное слово,
Для клятвы перед Богом то.
Коль зло тебя охватывает снова,
Остановись и не соделай зло.
Он всё свершит, Его участье
В делах любых не исключишь.
Царя же слово - слово власти,
Не скажешь: "что же ты творишь?"
Но, кто заветы соблюдает,
Не испытает в мире зла,
Ведь сердце мудрых понимает:
Всему свой срок, своя чреда.
А те, кто связь вещей не видят,
Накличут на себя же зло,
Самих себя они обидят,
И не поможет им никто.
Нет власти плоти над душою,
И не отвергнуть смертный гнёт.
Смерть унесёт тебя с собою.
И ложь бесчестных не спасёт.
Всё видел я. И обращались
Мои глаза на все дела,
Какие б только не свершали
Душа, уста или тела.
Бывало время в коем правил
Один другим во зло тому.
Но что по смерти он оставил,
Что дал он праху своему.
Коль нечестивцев хоронили,
В святые не пошли места.
Лишь дни прошли, о них забыли.
Что власть? И это - суета.
Назначен суд, увы, не скоро
Худым делам. И от того
Не взволновалось сердце вора,
Он не боится делать зло.
Коль грешник зла приносит много
Коснеют ум и сердце в нём.
Но знаю я: кто перед Богом
Благоговеет, день за днём
Неся добро как приношенье,
Того покроет Божья сень,
Но нечестивцам нет спасенья,
Когда приидет судный день.
Есть суета ещё такая,
И ей лишь место на земле:
Вдруг благородство получает,
Что ждёт бесчестье на суде.
А нечестивые смеются,
Их богомерзкие дела
Превыше правых признаются.
Но то и это - суета.
И восхваляю я веселье,
Поскольку лучше в мире нет,
Чем пир и лёгкое похмелье,
И непризнанье сердцем бед.
Лишь тот достоин восхваленья,
Кто всей душой возликовал
И в счастья миг, и в миг гоненья,
Что Бог под солнцем даровал.
Когда я сердцем обратился,
Чтоб мудрость вечную познать,
И ум без устали стремился
Дела земные увидать,
То я нашёл, что дело Бога
Безмерно людям велико,
И мы стоим пред Ним убого
От истин страшно далеко.
Коль Бога кто познать взалкает,
Напрасен будет труд его.
А если скажет кто, что знает,
То он не знает ничего.

                      9

Ещё душа моя хотела
Земные связи увидать.
И с тем нашла: Любое дело
И тот, кто знает благодать,
И кто от горестей страдает,
Во власти Божьей. И любой
Ни зла, ни блага не встречает
Во всём, что видит пред собой.
Всему и всем - едина участь:
И нечестивым, и благим,
Кто жизнь живёт смеясь иль мучась,
И добродетельным и злым,
И воздающим приношенье,
И не желающим воздать,
Кто любит клятв произношенье
И тем, кто предпочёл молчать.
Вот то под солнцем и ужасно,
Что участь людям всем одна,
И люди всюду и всечасно
Вступают на дорогу зла.
И их безумье наполняет,
И в ложный путь они бредут,
Но после, как и подобает,
Они к усопшим отойдут.
Кто не оставил ещё дома
Надежду льстит ещё свою.
Так лучше псу ещё живому,
Чем умирающему льву.
Живые знают - придет время.
Мертвец не знает ничего,
О нём всё предано забвенью,
Никто не скажет про него.
Ведь их любви и их страданья,
Их ревности и злобы нет,
Их нет ни в коем начинанье,
Что освещает солнца свет.
А потому, ступай без грусти,
В веселье ешь и в счастье пей,
Когда Господь с тобой прибудет,
Благоволя к судьбе твоей.
Прибудут же во всяко время
Одежды светлыми твои,
И чашу полную елея
Возлей на волосы свои.
С женой, которую полюбишь,
Всем счастьем жизни насладись.
В каких бы странах ты не будешь,
Ты вечно сердцем веселись.
Во всём есть свет Господней воли,
В твоих трудах, в твоей судьбе.
Что можешь делать, то исполни.
Не проклинай судьбу нигде.
Когда придёшь навек в могилу,
Что сможешь после сотворить?
Тебе там будет не под силу
Работать, думать и любить.
И обратился я, и видел,
Что не проворных славен бег,
Не храбрый - вечный победитель,
И не мудрец вкушает хлеб,
Не у достойных злато стремя,
И не искусному успех.
А есть для всех лишь только время,
И случай - только лишь для всех.
Ведь человек не знает срока.
Как рыбы попадают в сеть,
Как и парящие высоко
В силках уж скоро будут петь,
Так уловляются и люди,
Вослед за ними дети их,
Когда несчастье без прелюдий
Найдёт нежданное на них.
Вот, что ещё я заприметил,
Что показалось важным мне:
Был городок, каких на свете
Как листьев в осень на земле.
К нему великий царь приходит
И осаждает город тот,
Но тут мудрец-бедняк находит,
Как защититься. И сберёг
Он город малый от владыки,
Но ни один не вспомнил то,
И бедняка дела забыты,
И не восславит их никто.
И я сказал: ум лучше силы.
Но, что обиднее всего,
Пренебрежима мудрость сирых,
И не внимают слов его.
Когда мудрец вещает тихий,
Сильней влиянье кратких слов,
Чем крик безумного владыки
В толпе надменных дураков.
Орудья войн премного ниже,
Чем мудрых тихие слова,
Но, даже малость погрешивши,
Погубишь множество добра.

                      10

Способна дёгтя даже ложка
Испортить в бочке сладкий мёд.
Так глупость слов, хоть их немножко,
От мудрых почесть отпугнёт.
А сердце мудрых вечно право.
У глупости неверный ход.
И пусть глупец шагает браво,
Каким б путём он ни пойдёт,
Ему всегда неясно что-то,
Он не расторгнет вечный круг
В безумстве низкого полёта
И всем укажет, что он глуп.
Когда в начальстве гнев взыграет,
Не прячься в страхе никогда,
Ведь кротость сердца покрывает
Поступков горестных дела.
Есть зло, что я под солнцем видел -
То от властителей беда:
Кто низок, тот поставлен выше,
Низки достойнейших места.
И видел я, как, улыбаясь,
Воссел в седло надменный хам,
И как князья брели, шатаясь,
Подобно страждущим рабам.
Коль яму кто другим копает,
То сам в ту яму упадёт,
А, кто ограду разбирает,
Того укус змеи найдёт.
Передвигающий каменья
Своё всё тело надорвёт,
А, кто решил рубить деревья,
От них себе беду найдёт.
Коль топора тупится жало,
Иль не отточено оно,
То ты истратишь сил немало.
Исправит мудрость всё легко.
Коль змей укусит, без сомненья,
То помощь ведущих нужна,
Но, как и змея нападенья,
Так злоязычные слова.
Из уст мудрейших слово - благость,
Слова ж глупца ему ж во зло.
И, хоть в начале зла лишь малость,
В конце безумна речь его.
Так глупость много обещает,
Легко, всегда, везде, всего.
Но человека ум не знает,
Что будет после дней его.
И глупый быстро утомится,
Хотя видны во град пути.
Но в путь безумный не стремится,
Не зная даже как идти.
Горька страны могучей доля,
Когда безумства в ней царят,
Когда князья в своей лишь воле
И вечно пьют или едят.
Коль царь не ведает сомненья,
Князья едят не для еды,
А только лишь для подкрепленья,
То нет счастливее земли.
От лени крыши обвисают,
И небо видится в разлом.
Коль люди руки опускают,
То дождь затопит этот дом.
Пиры для радостей сердечных.
И сердце радует вино.
Но помни среди дней беспечных,
За всё в ответе серебро.
Ты на другого даже в мыслях
Не возводи нигде хулы.
Как знать, ему, быть может, птицы
Передадут слова твои.

                      11

Не бойся хлеб отдать другому,
То возвратишь сполна себе.
Всё будет, может, по-иному,
Когда беда придёт к тебе.
Коль облака бывают полны,
Тогда дождям на землю лить.
Коль дерева падут, не вольны
Мы их иначе положить.
Кто ветра ждёт, тому не сеять,
Кто ждёт дождя, тому не жать,
Как сможешь Бога труд измерить
И Божьи мысли разгадать.
А потому, трудись повсюду,
С утра иль в вечер, всё равно.
Не знаешь ты, что лучше будет,
Иль то и это - хорошо.
Приятно солнце видеть глазу.
Коль кто-то прожил много лет,
То пусть он не грустит ни разу,
Но пусть и помнит время бед.
Пусть помнит чёрные мгновенья,
Их будут многие лета',
Но счастье ль, горе - без сомненья,
И то, и это - суета.
Пусть веселится юных тело,
И сердце радость пусть вкуси'т,
И сотворят любое дело,
К чему их пылкий взор стремит.
Пусть будет сладко жизни лето,
Пусть это счастьем назовут,
Но только помни, что за это
Бог привлечёт их всех на суд.
И, уведя печаль из сердца,
И тело уклони от зла,
Поскольку юность, как и детство:
И то, и это - суета.

                      12

В дни юности не забывай Творца,
Пока дни горя не настали,
Пока, руками не укрыв лица,
Не возопишь: я жизнь влачу в печали.
Пока луна и солнце, звёздный сонм
Ещё горят для нас с небес могучих,
Покамест вслед за проливным дождём
Не набежали снова злые тучи.
В тот день охрана дома задрожит,
И воины согнут в волненьи спины,
И на току не станут молотить,
Поскольку мало в них осталось силы,
И помрачится смотрящий в окно,
И двери улиц будут запираться,
Все жернова вдруг встанут как одно,
И люди станут утром подниматься
По крику, не по пенью, петуха,
Дороги и высоту будут страшны,
И зацветёт миндаль, замрёт река,
Кузнечик замолчит, засохнут пашни ...
То человек уходит в вечный дом ...
И окружат его в дороге плачем,
Порвётся цепь златая с серебром,
Расколется горшок с питьём горячим,
Обрушится колодца колесо,
И в землю прах навеки возвратится,
И станет вновь он тем, чем был давно,
И к Господу дух тот час устремится.
Так человек навек свой дух отдаст
Тому, кто дал его на лета.
Всё - суета сует, - сказал Екклесиаст -
Всё - суета сует, и то, и это.

Екклесиаст же был превыше мудреца:
Не только знал, он раздавал познанья.
Он всё стремил изведать до конца,
Познать хотел все тайны мирозданья.
И много притчей людям даровал,
Стремясь предать изящность изреченьям,
А все слова, что в них он написал,
Верны и истинны без всякого сомненья.
Слова благих как острых игл редут,
Как гвозди вбитые умело,
И кто слова те в строки соберут,
Те сотворят Его едино дело.
Что сверх сего, от прочего истца,
Того беги. Хоть в книгах увлеченье,
Но составлять - не испытать конца,
Читать - для тела утомленье.
Внимай, вот сущность жизни всей:
Блюди завет, что дан от века
Храни Творца в душе своей,
Ведь в этом всё для человека,
Поскольку всякие дела,
Тех, кто страдал иль жил в почёте,
Кто полон милости иль зла,
Рассудит Бог в конечном счёте.