ИДУ ЗА ХРИСТОМ! КУДА ЭТО?

Воскресенье… Проснулся. Умылся, побрился. Надел чистую сорочку. Пошел в церковь. Любимые
песни… Хорошая проповедь о том, как Бог нас любит. С друзьями похлопали друг друга по плечу,
перекинулись парой фраз. Потом домой… Пообедать… Посидеть в фейсбуке… Посмотреть
кино… Выходной ведь!
В четверг на «домашке» повторим воскресную проповедь, попьем чайку. Воодушевим друг друга
верить, потому что мы ведь… идем за Христом. «Суровые» христианские будни!
Иногда приходят глупые мысли – куда, мол, идем? Если за Христом, то… Он, как Мисах, Седрах и
Авденаго, явно шел в печь, пылающую огнем. С неба на проклятую, кишащую бесами и
заселенную грешными людьми, Землю. Здесь, на Земле, сквозь зависть, подлость и откровенную
ненависть, Он снова идет в печь – дает распять Себя на кресте.
Ученики Христа шли за Ним. Благая Весть все тем же грешным людям. Снова отвержение…
Подлость… Ненависть… Снова люди кричат: «Распни!» - и убивают учеников Иисуса одного за
другим. Апостолы не боялись смерти – знали, что идут в печь, что на этом пути испытаний и бед с
лихвою.
Вслед за Апостолами новые ученики Иисуса. Распятые на крестах вдоль дорог… Растерзанные
львами и тиграми на аренах… Распиленные… Сожженные заживо… Забитые камнями…
Изрубленные мечами… Они шли за Христом. Готовы были в печь…
Слава Богу, теперь не то. Время не то. Или… мы не те. Можно, конечно, пойти на миссию. Но…
квартира, работа… Можно беженцам помогать! Солдатам на фронте. Хотя… литр постного масла
и килограмм макарон в этом году я уже жертвовал на наш реабилитационный центр. Можно
пирожков нажарить. С картошкой. Отнести в больницу. Тут недалеко – через дорогу. Там среди
больных наверняка есть одинокие бабушки, к которым никто не приходит, а в больничной
столовой кроме жидкой похлебки ничего не дают. Классная идея! Только вот… Муки дома нет, в
магазин за ней идти надо, а я после церкви уже переоделся – в шортах, в тапочках… Куда они
денутся – одинокие бабушки?
Можно даже сироту усыновить! Лучше, девочку. Будет расти с нашей дочерью. Вдвоем им и
интересней, и веселей будет. Жаль - жена не хочет. Говорит, что все это ей одной тянуть
придется. А почему одной? Я что – не работаю?
Да мало ли что еще можно? Мы же – христиане! Мы же… за Христом! Не сегодня, так завтра – все
равно что-нибудь сделаю. Не время еще. Еще Бог, как следует, меня и самого-то не благословил.
Да разве только меня? У одного квартиры нет. У другого – машины. Третья мужа хорошего ищет –
Господь ей обещал. А по мелочам! Всего не перечислить. И туфли к осени надо, и ботинки на
зиму… Как только с силами соберемся, мы еще такое сделаем! Ух! Хотя… Пастор говорит, что Бог
принимает и любит меня таким, какой я есть… Говорит, что я спасен… Мое имя записано в книге
жизни, и квартира для меня с золотым тротуаром к подъезду в Небесном Иерусалиме уже
приготовлена. Еще все говорят, что не делами мы спасемся, а верою. Верою! И вообще…
Благодать Божья на нас с небес рекою…
Иногда приходит мысль, что Иисус однажды там, на Небесах, скажет: «Не знаю вас, ходившие от
дивана к церкви и от церкви к дивану! Идите во тьму внешнюю!» Но я тут же гоню эту мысль –
иди, мол, сатана, прочь во имя Иисуса! Христианин я! За Христом иду! Каждое воскресенье…
Умылся, побрился… Надел чистую сорочку… А в печь… Время, слава Богу, не то. Или… мы не те?


«КАК ВЫ МОГЛИ?»

Случайно встретились с давним знакомым. Стоит вычитывает меня прямо на улице:
- Как вы могли? Вы же грамотный! Образованный человек... Как вы поверили в то, чего нет?
Темные люди придумали Бога и молятся Ему. Но вы-то! Еще статьи пишете, газету издаете. Как
такое могло с вами случиться? Не понимаю!
Стою... Слушаю... И тоже не совсем понимаю, как бы ему объяснить. Как можно объяснить веру?
Нарисую вам картинку из Библии. Идут израильтяне по пустыне. Море людей! Жара... Пыль...
Ропщут! Жалуются на жизнь... На Моисея... На Бога... Все для них не то и не так. И вдруг змеи!
Тут. Там. Везде. Шипят. Жалят людей. Люди умирают...
- Что делать? – взывает к Богу Моисей.
- Сделай медного змея и подними его над станом. Кто будет смотреть на змея, тот выживет, с
тем ничего не случится.
Моисей так и сделал. Поднял медного змея над головами людей, чтобы все могли его видеть. А
дальше... Кто смотрел на медного, того змеи не кусали. Множество людей спаслись. Шли между
мертвыми. Шли между шипящими змеями. Вышли из того места. Как, скажите, это случилось?
Откуда какая-то гадюка или кобра могут знать – смотрит человек на змея или нет? Не логично. И
наверняка были люди, которые говорили: «Бред! Как можно в это поверить? Я буду смотреть на
медяшку, и змеи меня не укусят?» Роптали... Возмущались... И умирали.
С того дня ничего не изменилось. Миллионы людей говорят о вере в Бога: «Бред!» Живут, как
умеют... Как понимают... Как считают нужным. И погибают! Потому, что все мы в болоте греха. По
уши! В трясине! А вокруг еще шипят и кусают такие же грешные люди, бесы и демоны. Как идти
посреди этого, чтобы тебя вся эта «каша» не топила?
Бог сам стал над головами людей. Распятый на кресте Иисус. Кто смотрит на Него, тот,
оказывается, может идти среди греха и бесовщины. Идти, зная, что вокруг шипят и скалятся. Что
вокруг ожидают и манят: «Отведи взгляд от креста... Отведи взгляд от креста...» Но человек
смотрит на Бога и идет. Наступает на что-то, что под ногами извивается... Переступает...
Взбирается на шипящие горы...
Посмотрите вокруг. Умники воруют от копеек до миллионов. Пьют. Блудят. Радуются жизни. Никто
им не указ! Помалкивают только тогда, когда остаются у разбитого корыта. Без друзей... Без
здоровья... С мешком не нужных в гробу денег. Но кто-то на самом дне жизни, обвешанный
бесами, как гирляндами, поднимает голову и начинает смотреть на распятого Христа. Бесы
осыпаются... Грехи отступают... Наркоман и алкоголик получают свободу... Жизнь меняется...
Создаются семьи. Растут дети. Как это? Из чего? Там же ничего живого не было! Ничего, кроме
истлевающей мертвой пыли.
Можно верить или не верить. Можно сколько угодно спорить. Но, по-моему, и так все видно.
Любому! Жизнь вокруг нас – самый яркий пример веры и безверия. Бога и безбожия. Жизни и
смерти.
Тебе нужно всего лишь поднять глаза. Увидеть Голгофский крест и распятого на нем Божьего
Сына. Сказать:
«Прости меня, Господи! Прости все мои грехи. Я не верил, и грех жалил меня, как хотел. Он
изуродовал мою совесть, издевался над моим телом... Залил мою душу грязью. Но теперь я верю!
Верю, что Иисус умер за мои грехи. Принимаю эту жертву. Благодарю за нее. И прошу, Боже,
помоги мне пройти все дни моей земной жизни так, чтобы грязь не касалась и змеи не жалили.
Спасибо Тебе, Отец, Сын и Дух Святой!»


ПОЙТИ ЗА ЛЮБОВЬЮ…

Земля. Миллиарды людей… Бесконечно движущийся «муравейник». Люди идут, едут, летят…
Несут, тащат, везут… Строят, рушат, снова строят… Стареют… Умирают… Замкнутый круг
жизни. Хочешь или не хочешь, но ты в этой круговерти… Ты пройдешь свой земной путь.
Так думает большинство людей – родился, жил, умер… Не все знают, что в миг, когда ты родился,
ты… родился навсегда. Состарится и вернется в прах твое тело… В земном «муравейнике» будут
суетиться твои дети, внуки, правнуки… Но ты не умрешь! Ты всего лишь сойдешь с корабля,
который во вселенной называют Землею. Это… как шаг с айсберга. Ты плыл на нем и не знал, что
под водою твой айсберг во много раз больше того, который ты видел в дни плавания. Однажды
Земля покажется песчинкой, потому что ты увидишь мир… бесконечный.
Есть еще одна тайна, о которой многие не знают. Тысячи жизненных дорог ведут к тысячам
дверей, за которыми… бездна. В той бездне боль. Ничего, кроме боли. Никто из людей не хочет
туда. Все внутри человека настолько противится аду, что человек кричит: «Нет! Неправда!
Никакого ада не существует!» В этом крике отчаяние… Иногда – уверенность, потому что
уверенным быть легче… Уверенность стеною отделяет тебя от твоего страха. А потом… Вдруг и
правда… никакого ада нет?
Не сужу этих людей. Знаю, как непросто среди тысяч дорог найти одну, которая ведет не вниз, а
вверх – в небо. Всего одна дорога, за которой всего одна дверь. Тропинка… Узкий путь… Даже
если найдешь, попробуй еще по нему пройти, когда со всех сторон толкают, насмехаются, тащат к
себе… Они ведь уверенны! Их много! Их трассы круче и шире немецких автобанов! А ты… Как
можешь ты… против миллионов? Против родных… Против течения… По узенькой тропинке…
В жизни нет никакого другого смысла. Одна единственная цель – из тысячи дорог найти
затерявшуюся в этой тьме, почти невидимую тропу. Не найдешь – все было зря. Будь ты
космонавтом, президентом, великим ученым… Бездна глотает всех без разбору. Имени не
спросит… На национальность, ордена и звания не посмотрит. Испепелит твои мысли о том, что
оставил детям хороший дом, машину, деньги… Там не будешь думать об этом! Там будешь
страдать от того, что не оставил детям главного – не показал дорогу к единственной заветной
двери. Сам, глупый, не пошел, и детей отправил никчемными ложными путями. За властью… За
силой… За деньгами… В кромешную тьму!
Как найти? Как среди тысяч ярко освещенных фонарями трасс найти тот узкий путь? Скажу. Не
смотри на всю эту земную светомузыку, которая, сверкая, нашептывает: «Тьмы нет! Ты только
посмотри, какие краски, какая прелесть вокруг!» Ложь! Обычная, сладкая сатанинская ложь! Все
сверкает, чтобы в свете ламп ты не увидел… свет любви и мудрости. Его очень непросто
рассмотреть. Но только он и ведет узкою тропою к небу.
Когда-то этот свет пришел к нам с Небес. Зажегся посреди тьмы в небольшом хлеву… В
Вифлееме… Потом он вышел к людям, горел для всех. Одни были покорены этим светом, и сами
зажглись таким же. Другие завидовали этому огню, готовы были погасить его камнями, мечом,
крестом распятия…
То же самое и сегодня. Ничего не изменилось. Кто-то завидует, злорадствует, гасит… Кто-то
изображает из себя горящего, хотя не то что другим – себе самому светить не может. Его
обманули. Научили молиться не ради внутреннего света, а… чтобы попросить мужа, квартиру,
машину… Кто-то на самом деле горит и несет этот свет туда, где нужда, беда… Эти не от мира
сего. Их мало. Их даже «свои» не любят – зачем, мол, эти выпендрежники выделяются? Славы
ищут?
Сложно… Трудно рассмотреть небесный свет даже там, где все называют себя «светлячками» и
хранят Библию в телефоне. Но ты ищи! Будешь искать – обязательно увидишь. Почувствуешь, что
это он – именно тот небесный свет любви и мудрости. Он там, где готовы обнять, накормить,
приютить, идти с тобою, страдать за тебя и даже… за тебя умереть. Не на большой сцене… Не в
красивых словах… Среди голодных и плачущих у линии фронта… В доме вдовы… В хосписе… В
компании детдомовцев-сирот… У постели умирающего… Найди. Обязательно найди! Нет другого
смысла в этой жизни. И нет другой дороги, которая приведет тебя в Небесный Иерусалим. Помни,
что ты не умрешь. Просто однажды сойдешь с корабля, который во вселенной называют Землею…