Князь Владимир Палей

1896 - 1918

АНТИХРИСТ

Идет, идет из тьмы времен
Он, власть суля нам и богатство,
И лозунг пламенных знамен:
Свобода, равенство и братство!

Идет в одежде огневой,
Он правит нами на мгновенье,
Его предвестник громовой –
Республиканское смятенье.

И он в кощунственной хвале
Докажет нам с надменной ложью,
Что надо счастье на земле
Противоставить Царству Божью.

Но пролетит короткий срок,
Погаснут дьявольские бредни,
И воссияет крест высок,
Когда наступит Суд Последний.
……  
Мы докатились до предела,
Голгофы тень побеждена:
Безумье миром овладело —
0, как смеется сатана!


О СВЕТЕ ТИХИЙ...

О Свете тихий, Боже правый!
Ты ниспошли Свои лучи,
В покой таинственной оправы
Алмазы сердца заточи...

Измучен я немым страданьем,
Не знаю – чем душа полна?
Так пусть Тобой, Твоим сияньем
Навек исполнится она.

Во мне мерцает, догорая.
Недостижимая мечта –
Возьми, возьми ее для рая,
Где все покой и красота!

И Ты, о Пресвятая Дева!
Склонись над жизнью молодой,
И грусть чуть слышную напева
Возьми незримою рукой!

Храни ее! В ней все стремленья,
Все думы светлые мои,
В ней дань земного умиленья,
В ней всех источников струи!

Храни ее над облаками,
В немой лазурной вышине,
И в час, когда беспечность с нами,
Отдай ее Ты снова мне!

И будет что-то неземное
Звучать с тех пор в стихе моем,
В нем все далекое, святое,
Сольется с жизненным огнем.

В нем отзвук ангельской свирели
Скользнет, как чистая слеза,
И буду знать я, что смотрели
Мне в сердца глубь Твои глаза.


***

Прости, Господь, что, сердцем странный,
Я ежедневно не молюсь.
Прости, что, скорбный и туманный,
Я с грезой бурной не борюсь.

Но не беспечному веселью
Я жизнь по каплям отдаю,
Задался я высокой целью:
Звезду наметил я свою.

Прости, Господь, что, сердцем чистый,
Склоняюсь редко я в мольбе –
Я все же выбрал путь тернистый,
И он ведет меня к Тебе.

Молитвы заменив стихами
И веря в Твой безбрежный свет,
Молюсь я высшими мечтами –
Прости, о Боже, я – поэт.


МОЛИТВА

О, если я порой томим негодованьем,
И если я порой так желчно говорю –
Прости мне, Господи! Но скован я призваньем,
И страстью искренней я к Родине горю.

Я не могу глядеть спокойно, равнодушно
На то, как дерзостно злорадствуют враги, –
Меня терзает злость, мне тягостно, мне душно,
И в эти мне часы, о Боже, помоги.

Себе я не молю ни мира, ни блаженства –
Что бедный мой удел пред честью всей страны!
Я для нее хочу святого совершенства,
Покоя светлого и мощной тишины.

Мне не нужны теперь ни счастье, ни отрада...
Пусть будет лишь у нас, Всевидящий Творец,
И пастырь ввек един, и ввек едино стадо –
По слову Твоему да станет наконец!

МОЛИТВА ВОИНА

Огради меня, Боже, от вражеской пули
И дай мне быть сильным душой...
В моем сердце порывы добра не заснули,
Я так молод еще, что хочу, не хочу ли –
Но всюду, во всем я с Тобой...
И спаси меня, Боже, от раны смертельной,
Как спас от житейского зла,
Чтобы шел я дорогой смиренной и дельной,
Чтоб пленялась душа красотой беспредельной
И творческой силой жила.
Но, коль Родины верным и преданным сыном
Паду я в жестоком бою –
Дай рабу Твоему умереть христианином,
И пускай, уже чуждый страстям и кручинам,
Прославит он волю Твою…


ВСЛЕД ЗА ЗВЕЗДОЙ
             
I
Очи неба над пустыней
Свет неясный тихо льют...
О родившейся святыне
Где-то ангелы поют.
Незнакомою тропою,
Неотысканной никем,
Пастухи идут толпою,
Направляясь в Вифлеем.
Ждет их Царь новорожденный
Чадо, первое из чад,
В их ушах мечтой бездонной
Песни ангелов звучат.
А за ними вслед, оттуда,
Где заря к утру взойдет,
За верблюдом тень верблюда
Беспрестанно восстает...
Чьи-то очи, мглы чернее,
Смотрят в книгу синевы:
То проходят из Халдеи
Прорицатели-волхвы,
То цари грядут с Востока...
Над их пестрой чередой
Лучезарно и высоко
Путь отмечен им звездой.
К ней, застывшей над пещерой,
Напрягая взор и слух,
Маг идет за новой верой,
За улыбкою – пастух.
Разноцветными дарами
Блещет каждая рука –
Вифлеем не за горами,
Цель заветная близка!
                  II
Чадо жизни. Чадо света,
Чадо истинной любви,
Душу скорбную поэта
Темной ночью позови!
Вняв святому славословью,
Ослепленная мечтой,
Пусть идет она с любовью
За звездою золотой,
Пусть поймет, что все стремленья,
Грезы, вера в красоту,
Все печали, все волнения –
Все приводит ко Христу.
И пускай, в тот час желанный,
Вдохновения полна,
Дар стиха благоуханный
Принесет Тебе она.


                         ***  
Мы ищем радости – а радость вечно тут,
Во всякой мелочи обрядов ежедневных,
Но только чистые сердца – ее поймут,
Она не для людей озлобленных и гневных…

Мы ищем счастья, а счастье тут всегда,
Во власти каждого, у каждого порога,
В молчаньи отдыха и в красоте труда,
В надежде на людей и в упованьи в Бога…


                          ***  
Господь во всем, Господь везде:
Не только в ласковой звезде,
Не только в сладостных цветах,
Не только в радостных мечтах,
Но и во мраке нищеты,
В слепом испуге суеты,
Во всем, что больно и темно,
Что на страданье нам дано...
Господь в рыданье наших мук,
В безмолвной горечи разлук,
В безверных поисках умом –
Господь в проклятии самом.
Мы этой жизнию должны
Достичь неведомой страны,
Где алым следом от гвоздей
Христос коснется ран людей...
И оттого так бренна плоть,
И оттого во всем – Господь.


ПАПЕ И МАМЕ

Нам хорошо вдвоем...Минувшего невзгоды,
Как тени беглые, теперь нам нипочем:
Недаром грустные и радостные годы
Мы вместе прожили...Нам хорошо вдвоем!

Мы долго пристани искали безмятежной,
Скрывались от людей, томились суетой
И создали, любя очаг заботы нежной,
Гнездо, влекущее спокойной красотой...

Нам хорошо вдвоем, с правдивыми сердцами!
В руке, в тяжелый час, не дрогнула рука —
Мы счастие, воспетое певцами,
У непонятного для многих родника...

Среди опасностей извилистой дороги
Мы в Бога верили и помнили о Нем,
Пускай еще порой стучатся к нам тревоги —
Мы дружны и сильны...Нам хорошо вдвоем!

1916 г.