Борис Пастернак

1890 - 1960

Гефсиманский сад

Мерцаньем звезд далеких безразлично
Был поворот дороги озарен.
Дорога шла вокруг горы Масличной,
Внизу под нею протекал Кедрон.

Лужайка обрывалась с половины.
За нею начинался Млечный путь.
Седые серебристые маслины
Пытались вдаль по воздуху шагнуть.

В конце был чей-то сад, надел земельный.
Учеников оставив за стеной,
Он им сказал: "Душа скорбит смертельно,
Побудьте здесь и бодрствуйте со мной".

Он отказался без противоборства,
Как от вещей, полученных взаймы,
От всемогущества и чудотворства,
И был теперь, как смертные, как мы.

Ночная даль теперь казалась краем
Уничтоженья и небытия.
Простор вселенной был необитаем,
И только сад был местом для житья.

И, глядя в эти черные провалы,
Пустые, без начала и конца,
Чтоб эта чаша смерти миновала,
В поту кровавом Он молил Отца.

Смягчив молитвой смертную истому,
Он вышел за ограду. На земле
Ученики, осиленные дремой,
Валялись в придорожном ковыле.

Он разбудил их: "Вас Господь сподобил
Жить в дни мои, вы ж разлеглись, как пласт.
Час Сына Человеческого пробил.
Он в руки грешников себя предаст".

И лишь сказал, неведомо откуда
Толпа рабов и скопище бродяг,
Огни, мечи и впереди -- Иуда
С предательским лобзаньем на устах.

Петр дал мечом отпор головорезам
И ухо одному из них отсек.
Но слышит: "Спор нельзя решать железом,
Вложи свой меч на место, человек.

Неужто тьмы крылатых легионов
Отец не снарядил бы мне сюда?
И, волоска тогда на мне не тронув,
Враги рассеялись бы без следа.

Но книга жизни подошла к странице,
Которая дороже всех святынь.
Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь.

Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.

Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты".

Учись прощать

Учись прощать, молись за обижающих,
Зло побеждай лучом добра,
Иди без колебаний в стан прощающих
Пока горит Голгофская Звезда.

Учись прощать, когда душа обижена,
И сердце, словно чаша горьких слёз,
И кажется, что доброта вся выжжена,
Ты вспомни, как прощал Христос!

Учись прощать, прощай не только словом,
Но всей душой, всей сущностью твоей.
Прощение рождается любовью
В борении молитвенных ночей.

Учись прощать, в прощении радость скрыта,
Великодушие лечит как бальзам,
Кровь на кресте за всех пролита,
Учись прощать, чтоб был прощен ты сам.


       * * *
Дитя Мое, Я возлюбил тебя
Любовью вечною до твоего рожденья.
В мечтах Своих увидел Я тебя
Давным-давно, еще до сотворенья.

Во чреве матери тебя Я создавал.
Неповторим о, дивно ты устроен.
Все лучшее ты от Меня вобрал,
И образу ты Моему подобен.

В Книге Своей все дни Я записал,
Что для тебя с любовью предназначил,
Все волосы твои пересчитал,
Пределы бытия тебе назначил.

Я рядом, хоть не видишь ты Меня,
Я говорю, пусть не всегда ты слышишь.
Дела и мысли знаю твои Я,
Ты Мной живешь и движешься и дышишь.

Хочу тебе Я делать лишь добро
И показать великое желаю,
Храню тебя, чтоб не коснулось зло,
И от беды тебя оберегаю.

Как пастырь бережет своих ягнят,
Так Я храню тебя у сердца близко.
Прощу тебя, хоть ты и виноват,
Возвышу, даже если пал ты низко.

Сниму с тебя проклятье и болезнь,
Слезу отру и тяжесть с тебя скину.
Ты дорог Мне таким, какой ты есть,
И никогда тебя Я не покину.

Я всегда рядом, чтоб тебя спасать,
Нести в Своей руке освобожденье.
Скажу тебе, ты должен это знать:
Люблю тебя! К тебе благоволенье!

Ничто не сможет отлучить тебя
От той любви, что сердце наполняет.
Я – твой Отец, а ты – Мое дитя,
И нам с тобой друг друга не хватает

И если будешь ты Меня искать
Всем своим сердцем и своей душою,
Найдешь Меня и сможешь ты понять:
Твой Бог Отец всегда везде с тобою!